«История – это не только прошлое»

Вот уже 5 лет проект #StolenMemory занимается сохранением памяти о жертвах нацистских преступлений.

Флориан Азуле: «Мы должны проявить эмпатию»
Флориан Азуле: «Мы должны проявить эмпатию» Arolsen Archives

Кошелек, перьевая ручка, пара сережек: вот предметы повседневного обихода, которые национал-социалисты отняли у своих владельцев и которые сейчас хранятся в архивах Арользена. Цель – сохранить все 2 500 вещей для потомков, которые могли бы передать их жертвам нацизма. Эти предметы или, как их называют, «Effekte» принадлежали жертвам нацистских преследований из более чем 30 стран, в основном из Польши, Германии и бывшего Советского Союза. Пять лет назад Архив Арользена начал кампанию по возвращению #StolenMemory, чей творческий проект (мультимедийная работа с памятью) недавно была отмечена наградой. Француженка Флориан Азуле, директор архива Арользена, рассказала в интервью о международном резонансе кампании и деликатном обращении с фактами и вымыслом.

Мадам Азуле, почему для Вас было так важно начать кампанию #StolenMemory пять лет назад?

В 2016 году я заняла должность директора Архива Арользена. Передо мной стояла задача дальнейшей документации архивов. Потомки жертв национал-социализма принимали слишком малое участие в нашей работе. Когда я наткнулась на более чем 3000 конвертов с личными вещами жертв нацизма, так называемые «эффекты», мне стало ясно: им здесь не место. Они временно хранятся в архиве. Поиск их владельцев и потомков был прекращен еще и потому, что с годами их идентифицировать становилось все труднее и труднее. Однако в 2016 году у нас появились новые возможности: во многих местах регистры ЗАГСов и другие источники были оцифрованы, а каналы социальных сетей стало возможным использовать для привлечения волонтеров.

Процесс проработки нацистских преступлений в Германии еще не завершен.

Флориан Азула, директор архива Арользена

Как это повлияло на Вашу работу?

Мы очень быстро поняли, что результаты поисков сразу улучшаются, стоит нам привлечь волонтеров или проинформировать журналистов. Еще в 2016 году в результате работы голландских журналистов родственникам было передано множество вещей. Отправной точкой является, конечно, наша исследовательская работа в архивах Арользена, но когда выясняются места, где были совершены преступления, их названия, мы часто получаем ценную поддержку со стороны средств массовой информации и волонтеров. Например, они помогают нам с вопросами о правильном написании имен, а также связываются с нами напрямую по социальным сетям.

Часы и перьевая ручка Михайло Лонсара были отправлены в посылке его сыну
Часы и перьевая ручка Михайло Лонсара были отправлены в посылке его сыну Arolsen Archives

Насколько интернационален проект #StolenMemory?

Проект очень интернациональный. Волонтеры из многих стран, таких как Польша, Нидерланды, Франция, Испания и даже Новая Зеландия, поддерживают нас полезными советами или подробным поиском на сайте. В Италии и Польше мы провели выставки, тоже для продвижения #StolenMemory. Сейчас по небольшим городам Германии кочует передвижная выставка о наших поисках и возвращении вещей. Вскоре она отправится в Польшу и, возможно, во Францию.

Члены семьи Браулии Кановас Мулеро в архивах Арользена
Члены семьи Браулии Кановас Мулеро в архивах Арользена Arolsen Archives

Что вы испытываете, когда вещи возвращают членам семьи?

Все проходит очень эмоционально, очень трогательно. Недавно, например, во время пандемии коронавируса, мы отправили французу Мишелю Лонкару наручные часы и авторучку его отца. Он сказал «спасибо», но еще написал, что ему потребуется какое-то время, прежде чем он откроет посылку. Другой пример – история испанки Браулии Кановас Мулеро, которая в возрасте двадцати лет присоединилась к французскому сопротивлению национал-социалистам. Она пережила несколько концлагерей, но при аресте у нее сняли часы и кольцо. Мы смогли передать их ее детям и внукам в конце 2018 года; не менее десяти членов семьи приехали в Бад-Арользен из Франции и Испании. Было очень трогательно, как она описала свою мать и бабушку – как настоящих европейцев, которые всю жизнь работали для примирения. За последние несколько лет мы смогли вернуть более 500 «эффектов». Но мы работаем не ради цифр. Мы хотим сказать, что проработки нацистских преступлений в Германии еще не завершена. Поэтому мы хотим помочь заполнить пробелы в различных семейных историях. Часто родственники начинают рассказывать о травматичных переживаниях своих дедушек и бабушек во времена нацизма только после того, как им возвращают вещи.

В 2021 году #StolenMemory номинирована на знаменитую премию Grimme Online Award, и совсем недавно, в мае, кампания получила Гран-при Клуба арт-директоров Германии, одну из высших наград в творческой индустрии. Что это значит для Вас?

Награды очень много значат для меня, потому что они показывают, что нашу работу заметили и мы на правильном пути. Вы знаете, что работа с памятью требует постоянной «сверки часов». В частности, в Германии, когда мы имеем дело с нацистской историей, возникают опасения: действительно ли мы все делаем правильно? Мы не совершили какой-то ошибки? Возможно, некоторые формы репрезентации упрощают историю? Ведь нам нужно охватить как можно более широкую аудиторию.

Клуб арт-директоров отмечает тщательно проведенное исследование, а также тщательное использование вымышленных элементов для веб-сайта #StolenMemory и видеороликов о бывших узницах концлагеря Хелене, Иштване и Йоханнесе.

Корректное обращения с фактами – это тоже часть успешного нарратива. Взять случай с бывшим полицейским Йоханнесом. Мы знаем из наших записей, что он танцевал, есть признаки того, что он был сердцеедом – и именно эти факты мы осторожно вплетаем в рассказ о нем в нашем видео. Нет никакого Святого Грааля; работа с памятью меняется. Но мы должны проявить сочувствие, эмоционально рассказать и дать понять: история еще не закончена, мы все еще можем к ней прикоснуться.

 © www.deutschland.de