Философия и миграция

Как философы отвечают на актуальные вопросы о миграции? Короткое интервью с профессором философии и госминистром в отставке Юлианом Нида-Рюмелин.

dpa/Uwe Zucchi - Julian Nida-Rümelin

Господин профессор Нида-Рюмелин, кризис с беженцами привел к известному ценностному кризису. Может ли философия помочь политике?

Философия не может играть роль жреческого сословия прошлых эпох. На мой взгляд, у философии как у академической дисциплины нет таких ресурсов, чтобы определять в каждом отдельном случае, что правильно, а что нет. Это касается и политики в отношении беженцев. В то же время философия – это дисциплина ясного мышления, строгих понятий, правильных логических выводов. В этом смысле она может оказаться полезной. Она может способствовать ясности, в том числе в этических оценках политики в отношении беженцев. Поэтому этим летом я начал работать над книгой «Этика миграции»: она должна выйти накануне весенней книжной ярмарки.

Очевидно, что сейчас есть две непримиримые позиции. Представители первой исходят из глобального права на свободу передвижения. Представители противоположной позиции исходят из легитимного права национальных государств формулировать правила и тем самым ограничивать приток третьих лиц в соответствии с собственным интересом. Какую позицию Вы занимаете по этому вопросу в книге «Этика миграции»?

Действительно, мы наблюдаем противостояние сторонников открытых границ, которых часто называют представителями космополитизма (универсализма), и защитников легитимности государственных границ, которых в англо-саксонском пространстве называют попросту «националистами» или «коммунитаристами». Сам я считаю себя представителем космополитизма, т.е. отстаиваю тезис, что обязательные нормы и ценности, в основе которых лежат права человека, существуют и за пределами национальных государств. Я скептически отношусь к коммунитаристским (не говоря уже о националистических) попыткам обоснования государства, но в то же время защищаю легитимность государственных границ.

«Я считаю себя представителем космополитизма, но в то же время защищаю легитимность государственных границ».

Любопытно, что левые – от марксистов до социал-либералов – используют аргументацию, которая нам знакома по нео-либеральной или, лучше сказать, радикально-рыночной идеологии. Этот аргумент сводится к тому, что рынок – лучшая из всех моделей порядка. Сознательно или бессознательно они выступают за свободный глобальный рынок, причем не только товаров и услуг, но и рабочей силы. Однако глобальный рынок труда без государственных границ противоречит коллективному самоопределению в форме национально организованных демократий. Такой глобальный рынок труда без каких-либо ограничений невозможно сочетать с развитыми социальными стандартами, а значит, он приведет нас к дальнейшему обнищанию и без того бедных регионов мира, поскольку их производительные силы выкачиваются более богатыми регионами. На мой взгляд, существует космополитический интерес и универсальное этическое обоснование легитимности государственных границ, равно как и принципиального права государств контролировать иммиграцию. Но вместе с тем существует и продиктованная правами человека ответственность, обязанность оказывать помощь тем, кто нуждается в защите (Женевская конвенция). Беженцам из регионов, охваченных войнами и гражданскими войнами, должна оказываться помощь – преимущественно со стороны граничащих государств и при финансовой поддержке мирового сообщества государств, – до тех пор, пока война или гражданская война не будет закончена. Правда, было ба несколько преждевременно считать эту защиту, предоставляемую из убеждения в универсальной ценности прав человека, тождественной интеграции. Принимать людей с целью как можно более скорой и полноценной интеграции (на рынок труда, в общество, культурной интеграции) имеет смысл только в том случае, если у них есть долгосрочные перспективы. Как правило, это не распространяется – и слава Богу! – на тех, кто бежит от гражданской войны.

Конкретно: каким этическим условиям должна удовлетворять разумная миграционная политика? Какие этические принципы можно сформулировать?

Если коротко, я могу ответить, назвав несколько ключевых слов. Начнем с центральной этической или философской проблемы: проблема с беженцами ставит государства перед этической дилеммой. В принципе мы обязаны одинаково относиться к людям, нуждающимся в помощи. С теми, кто ищет помощи у наших границ, мы должны обращаться как с людьми и уважать их так же, как мы уважаем местное население. Все это неоднократно конкретизировалась в решения Федерального конституционного суда, которые, в частности, касались права претендовать на социальную помощь. В то же время у государств как членов мирового сообщества есть моральные обязательства помогать прежде всего тем, кто особенно сильно нуждается в помощи. Однако так называемый «bottom billion» (беднейший миллиард населения Земли), которому приходится жить на один евро в день, практически не может добраться ни до границ Европы, ни до границ Северной Америки.

«Когда мы целенаправленно предоставляет нашу помощь тем, кто добрался до наших границ, мы забываем о тех, кому мы могли помочь с гораздо меньшими затратами средств».

Беднейшие из бедных, как правило, не имеют возможности мигрировать с одного континента на другой. Таким образом, если наша помощь будет адресована только тем, кто достигает наших границ, окажется, что мы пренебрегаем теми, кому мы могли бы помочь гораздо меньшими средствами. Всемирный банк посчитал, что половины процента мирового национального продукта хватило бы для того, чтобы обеспечить всему населению Земли прожиточный минимум выше двух долларов США. Всего лишь полпроцента мирового национального продукта, чтобы вывести людей из той нищеты, в которой находится почти треть населения планеты! Отсюда вытекают приоритетные этические обязательства по отношению к тем, кто находится в ситуации нужды, а значит, все основания усомниться в самой идее трансконтинентальной миграции беднейших слоев в аспекте борьбы с нищетой. Кроме того, достаточно взглянуть на численность беднейшего населения планеты, чтобы понять, что смягчить их страдания, идея предлагаемым сейчас путем, практически невозможно. Разумная миграционная политика должна строиться на различениях мотивов и типов миграции. Германия упустила шанс выстроить свою иммиграционную политику с помощью закона об иммиграции, который в равной мере учитывал бы как интересы принимающей страны, так и интересы регионов происхождения. На мой взгляд, миграция может происходить в интересах принимающих государства (а такая заинтересованность, несомненно, существует, особенно ввиду демографических проблем и отсутствия рабочей силы) только в том случае, если будут компенсированы потери для регионов происхождения (ключевое слово: «утечка мозгов»). А вот по отношению к беженцам из регионов, где идут войны и гражданские войны, нет другого пути кроме поддержки со стороны соседних с конфликтными регионами стран. Не трансконтинентальная миграция, а именно достойная поддержка и помощь беженцам в течение ограниченного срока! Нужна, прежде всего, помощь на месте, честные торговые договоры, например, с африканскими странами, нужна поддержка региональных экономических и, в частности, сельскохозяйственных структур. А трансконтинентальная миграция означает, как правило, лишь еще большее обнищание в регионах, а не смягчение страданий.

У Вас есть большой политический опыт, Вы были госминистром культуры в первом кабинете Шрёдера. У нас получится?

Я уверен, что Германия сможет справиться с большим притоком иммигрантов, который страна пережила за последние четыре месяца 2015 г. и в первые два месяца 2016 г. Но в то же время, положа руку на сердце, нельзя не признать, что если бы приток беженцев таких масштабов продолжился, то даже такая богатая страна, как Федеративная Республика Германия, могла бы не выдержать. Мы не имеем права создавать у людей впечатление, будто бы политика беспомощна, ничего не может сделать с притоком мигрантов, не контролирует границы. Именно эта иллюзия, а не реальные вызовы, привели к тому, что не только в Германии, но и во всей Европе усилился популизм. Отвечу коротко: да, у нас получится, в том числе потому, что в Германии оказалось так много людей готовых помогать на добровольных началах. Без их помощи государственные инстанции просто не справились бы. А второй мой довод такой: открытые границы – не ответ на нищету в мире, есть другие, лучшие и более эффективные способы сделать наш мир справедливее.

Книга «Этика миграции» выходит в марте 2017 г. в издательстве «Edition Körber».

Всемирный день философии отмечается 17 ноября 2016 г.

www.julian.nida-ruemelin.de

© www.deutschland.de