Взгляд: Ирина Щербакова

Интервью к «25-летию германского единства».

О работе по развитию культуры памяти: российский историк о путях преодоления прошлого в Германии и России.

Когда в 1989 г. пала Берлинская стена, Вы были в Мюнхене. Как это было для Вас – пережить это событие в Германии?

Тогда я впервые приехала в Федеративную Республику – по приглашению отдела культуры городской администрации Мюнхена. До этого я часто бывала в Восточном Берлине, и для меня стало невероятным разочарованием не оказаться в этом городе 9 ноября 1989 г. Этот день стал важным уроком, весьма актуальным и сегодня: и в ГДР, и в России был опыт диктатур, которые стремились внушать людям, что этот режим навсегда. А в действительности общие усилия людей могут очень многое сделать для того, чтобы власть рухнула.

Какое у Вас впечатление от срастания восточной и западной частей Германии?

Поначалу это был очень трудный и сложный процесс. И на востоке Германии судьба у многих людей оказалась тяжелой: они столкнулись в 90-е годы с безработицей, с нравственными потрясениями, вызванными ознакомлением с архивными документами министерства государственной безопасности ГДР. Сегодня мы видим, что это был здоровый процесс преодоления прошлого, который, к сожалению, не произошел в России.

Вы по-прежнему выступаете за развитие культуры памяти в России, в частности с помощью правозащитной организации «Мемориал», созданной в 1988 г.

В годы перестройки казалось, что миллионам россиян стало, наконец, ясно: путь к новой жизни будет успешным лишь в том случае, если мы переосмыслим советское прошлое. В 90-е возникли организации и инициативы, которые стремились сохранить и пробудить память о коммунистическом терроре, устанавливая памятники и публикуя архивные документы. Однако демократических свобод в России, к сожалению, остается все меньше, и нашу деятельность очень затрудняет нынешнее законодательство. Очень тревожным сигналом является то, что большинство россиян сегодня снова позитивно оценивают роль Сталина.