За честные и гарантированные 
рабочие места

Цепочки производства и поставки в текстильной промышленности очень сложные и запутанные. Германия выступает за большую прозрачность и делает ставку на деятельность союзов.

На столе лежат кучами джинсы. Скоро сотрудник должен отнести их в гладильню. Застежки-молнии, пояса, этикетки – все уже на своих местах. Последняя работница на конвейере в тысячный раз совершает одну и ту же операцию. Через нее ежемесячно проходит более 400 000 брюк. О перерывах на обед и переработках сотрудники могут говорить только у себя дома. Немногие знают о том, как на фабрике обстоят дела с безопасностью.

«Естественно, мы регулярно проходим противопожарный инструктаж», – говорит руководитель цеха на фабрике в Газипуре недалеко от 
города Дакка, столицы Бангладеш. На фабрике производится одежда под маркой «Pimkie». Этот человек показывает пути эвакуации и лестницы – ступени сделаны не из металла, как обычно, а из жаропрочного цемента. Выходы не закрываются на замки. Над противопожарной безопасностью здесь поработало Германское общество международного сотрудничества (GIZ), которое действует по поручению Федерального министерства экономического сотрудничества и развития (BMZ).

Эта фабрика считается образцово-показательной. С ней, как и со многими другими фабриками, работает GIZ, причем консультирует не только по вопросам безопасности, но и по вопросам защиты окружающей среды и социальной защиты. Конечно, здесь нет суперсовременных ангаров, какие уже возводятся в Азии, но здание вполне крепкое – в отличие от старого восьмиэтажного комплекса Рана Плаза, который рухнул в апреле 2013 г. и унес за собой более 1100 человеческих жизней.

Та трагедия вскрыла бесчеловечные условия труда в азиатском регионе, одном из основных поставщиков текстильных товаров. В Бангладеш трудится почти 4 млн. работников текстильной отрасли, что делает страну вторым по величине производителей после Китая. С апреля 2013 г. были приняты многие решения – как в кабинетах политиков, так и внутри самой отрасли, как в Берлине и Женеве, так и самой Дакке, но все же этого недостаточно.

Вскрыты серьезные недостатки

Если расположить все фабрики по степени риска – от самого опасного производства до образцово-показательных заводов, то фабрику в Газипуре можно поместить где-то в топ-25. Цех хорошо проветривается, швеи сидят на хорошем расстоянии друг от друга, вокруг – просторно, картонные коробки и рулоны с материей не мешают. И все же инспекторы «Accord» (организация контроля безопасности зданий в 200 цепочках текстильного производства) выявили серьезные нарушения: электрощитки под лестницей, легко воспламеняемые материалы рядом с рабочими местами, захламленные пути эвакуации. И еще: цеха недостаточно плотно отделены противопожарными дверями от лестниц.

И рекомендации до сих пор не выполнены, хотя прошло уже два года с момента инспекции. Все откладывается «на потом», как и на многих других фабриках. Противопожарные двери дороги, и мало где они вообще установлены. Состояние фабрики в Газипуре говорит о том, что в текстильной промышленности хотя и следят за 
безопасностью, но не так, как хотелось бы.

Национальных законов недостаточно

Самое большое нетерпение в этом вопросе проявляет федеральный министр по развитию Герд Мюллер. В ходе своих поездок в Дакку (как, например, в октябре 2015 г.) он встречался с политиками, которые также имеют текстильный бизнес. «Национальные законы сами по себе бесполезны, если, например, какая-нибудь мужская рубашка проходит на пути от плантации хлопка до глажки 140 производственных этапов». Мюллер взял отрасль под свой личный контроль. В Дакке он регулярно посещает фабрику, которая стала первым локальным членом Союза за устойчивые текстильные товары.

Помимо межотраслевого Национального плана действий по реализации руководящих принципов ООН в области экономики и прав человека этот союз является важным инструментом германской политики сотрудничества и развития. После непростого старта в 2014 г. в союз сейчас входит половина всей текстильной отрасли Германии, включая производителей вроде Adidas, компании розничной торговли вроде C&A, неправительственных организаций, профсоюзов, объединений. Это первый случай, когда игроки такого уровня собираются за одним столом, да еще в Германии – крупнейшем в Европе рынке одежды.

Все члены союза обязаны следовать установленным ими самими стандартам. В настоящее время они работают над созданием индивидуальных дорожных карт для цепочек поставок, в 
которых должна быть прописана поэтапная реализация социальных, экологических и экономических целей. Речь идет, в частности, о достойных зарплатах, охране окружающей среды, добросовестности закупщиков и многом другом. Эти «домашние задания» должны быть выполнены до конца 2016 г. и проверены в соответствии с прозрачной и открытой системой критериев.

Разговор иногда идет на повышенных тонах, 
это слышно. Но переговоры ведутся тайно, все понимают, что подставляют себя под огонь критики, ведь соглашение 2014 года насчитывало 65 страниц, а теперь ужалось до 11. Кто-то считает саму концепцию слишком рыхлой. В самом деле, политические требования были смягчены в обмен на более широкое участие: теперь каждое предприятие само определяет, к какому сроку реализовывать цели.

Все остальное, с точки зрения промышленности, было мало реалистично. Производственные цепочки в текстильной промышленности очень запутаны. Даже такая крупная фирма, как торговая группа Otto, которая десятилетиями следит за защитой человека и окружающей среды, неспособна отследить все, что происходит на разных стадиях производства. Прозрачность стоит немалых денег, говорят на гамбургском предприятии, которое зарабатывает на текстиле 10 млрд. евро. Так в чем же проблема?

Вместе достичь большего

«Вся прелесть этого союза заключается в том, что он позволяет связать силы, которые в сумме способны вызвать больший эффект, чем каждый игрок по отдельности», – говорит Андреас Штройбиг, руководитель отдела менеджмента устойчивого развития в Otto Group. В качестве примера он как раз называет «Accord». Это объединение показывает, как с помощью продуманных и согласованных действий можно оказывать давление на правительство, союзы и 
владельцев фабрик. «Серьезные изменения происходят только так».

Штройбиг надеется, что текстильный союз «сможет серьезно повлиять на сам характер ведения бизнеса». Чтобы достичь поставленной цели – использование только устойчиво выращенного хлопка к 2020 г. – правление должно встроить новые механизмы в производственные цепочки, сделать их «абсолютно прозрачными и, что особенно важно, подконтрольными». Тогда можно будет говорить об ответственности, 
о стандартах, об осознании своего долга на каждом этапе производства. Эта концепция получила названием «Chain of custody».

Конечно, остается вопрос: могут ли почти сто фирм, входящих в союз, гарантировать, что их продукция создана трудом людей, чьи права 
не нарушались. «Стопроцентной устойчивости нам все равно не достичь, это иллюзия, – говорит Штройбиг. – Наш настоящий вызов заключается в том, чтобы за ближайшие пять лет 
научиться отслеживать путь какой-нибудь рубашки на всех этапах от хлопкового поля до клиента, причем так, чтобы мы были уверены в устойчивости производства». Решающим фактором, с его точки зрения, является готовность предприятия к постепенному сокращению числа «серых зон».

Уменьшить число «серых зон» сделали своей задачей и ведущие промышленные страны. После саммита Большой семерки в июле 2015 г. главы государств и правительств публично заявили, что они хотят добиться соблюдения в цепочках производства единых стандартов труда, заботы об обществе и охране окружающей среды. Решение они видят в принятии «национальных планов действия». В заключительном коммюнике участники саммита призвали частный бизнес «следовать своему долгу и добиваться соблюдения права человека». На пути к «честным стандартам» в глобальных цепочках поставок Германия является лидером, подчеркнул Герд Мюллер на последовавшей за саммитом берлинской конференции министров труда и развития G7.

Уже само по себе достижение, что условия труда стали темой для обсуждения на G7, а значит, и пороговые страны не останутся в стороне, считает Франк Зах, эксперт по Азии в Объединении германских профсоюзов. «Проблема цепочек поставок впервые была затронута в глобальном контексте». Теперь нужно наполнять добрые 
намерения делами, чему служит, в частности, проект «Vision Zero Fund».

Культура защиты труда

Идея фонда восходит к той простой мысли, что культура труда должна укорениться, прежде всего, на самих предприятиях. Первые проекты в швейной промышленности получат поддержку уже в 2016 г. Государство организует их совместно с социальными партнерами. Будут созданы комитеты по безопасности труда и профессиональные товарищества. Финансироваться все это будет из средств фонда, куда будут платить отчисления правительства и предприятия, а контроль будет осуществлять Международная организация труда (МОТ). С недавних пор она уже работает в Бангладеш и реализует свою программу «Better Work», заставляя политиков более внимательно относиться к вопросам охраны труда.

Тем же самым в Бангладеш занимается германское общество GIZ, реализуя программы подготовки государственных инспекторов. Остается еще много незакрытых позиций. Великобритания, Канада и Нидерланды посредством МОТ уже профинансировали несколько инспекционных туров. Сегодня по улицам Дакки разъезжают на своих мотоциклах уже не 20, как раньше, а почти 300 государственных техников-смотрителей. Метр за метром, фабрика за фабрикой, инспекция за инспекцией.

И все же результаты в плане безопасности зданий пока скромные. Совсем недавно МОТ заключила применительно к Бангладеш: «Вызов огромный – нам нужно выстроить и воплотить в жизнь с помощью специально подготовленных людей культуру безопасного и здорового труда во всем текстильном и швейном секторе».