Мануфактуры духа

О книжных издательствах, ценящих качество.

picture-alliance/dpa - Publishers
picture-alliance/dpa - Publishers picture-alliance/dpa - Publishers

О книжных издательствах, ценящих качество

Для написания некрологов книге еще решительно рано. Пусть «Kindle», «Tolino», планшетные ридеры и смартфоны с огромным удовольствием исполняют погребальную мессу по самому устойчивому СМИ Запада, а интернет-гуру наподобие Саши Лобо видят в книге скорее лишь случайное средство «для продажи букв» – для друзей красивых и высококачественных книг Германия является страной обетованной. Ведь если поближе присмотреться к заведомо приговоренному к смерти набору разных букв, скрепленному картоном, клеем, холстом или кожей, на германском книжном рынке, то открывается его невероятная жизнеспособность; возможно даже, что сейчас в результате растущего экономического значения электронных читательских медиа по-настоящему рождается понимание того, насколько тесно физический внешний вид текста взаимосвязан с его восприятием читающим человеком. Может быть все равно, как читать «Shades of Grey» – с помощью «Kindle» или «iPad», но для очень большого числа текстов то агрегатное состояние, в котором они попадаются на глаза (и в руки!) читателю, имеет весьма немаловажное значение. Ведь и хорошее вино предпочитают пить не из пластмассовых стаканчиков.

Таким образом, основанная Хансом Магнусом Энценсбергером книжная серия «Другая библиотека» представляет собой своего рода Grand Cru в германском книгоиздательском мире. Ее богатая история может много поведать о германском книгоиздательском искусстве последних десятилетий. Когда Франц Грено и Энценсбергер в 1984 г. начали каждый месяц издавать индивидуально оформленную, напечатанную способом высокой печати книгу, то это был прежде всего протест против однообразия и оформительского равнодушия. Требующий меньших затрат компьютерный набор, пришедший в 70-е годы на смену традиционным технологиям, давал поначалу меньше возможностей добиться концептуального единства между книгой и ее содержанием в типографическом, наборно-техническом и оформительском планах. Продукция Nördlinger Werkstatt образцово продемонстрировала превосходство традиционной технологии; так появились бесчисленные шедевры, например, прославленная книга «Водяной знак поэзии» Энценсбергера или эпический роман Кристофа Рансмайра «Последний мир», первые издания которых высоко ценятся коллекционерами.

Затем на стыке тысячелетий Грено продемонстрировал то, как и с помощью цифровых технологий можно оформлять нравящиеся читателям, замечательные в полиграфическом и всегда еще и убедительные и в гаптическом плане книги. Отказ от высокой печати ничего, разумеется, не изменил в том, что лишь немногие названия из серии «Другая библиотека» принесли экономическую выгоду. Проданный тираж большинства томов едва превысил 5000 экземпляров. После банкротства издательства Eichborn-Verlag «самая красивая книжная серия в мире» (еженедельник «Цайт») вот уже два года выходит в берлинском издательстве Aufbau-Verlag. Каждая книга оформляется другим художником; новый издатель Кристиан Дёринг, однако, остается верен кредо Энценсбергера: «Мы печатаем только те книги, которые сами хотели бы прочитать».

Амбициозное желание объединить интеллектуальное и визуальное удовольствие создает различие между креативным, художественным оформлением книги, содействующим передаче ее содержания, и книгой как самодостаточным произведением искусства. Для Александры Зендер, исполнительного директора «Фонда художественного оформления книги» во Франкфурте-на-Майне, оценка соответствующего баланса – повседневная работа. Фонд, учрежденный в 1965 г., ставит перед собой задачу критически сопровождать германское книжное производство. При этом речь идет в первую очередь о настольных книгах. В рамках ежегодного конкурса «Самые красивые немецкие книги – образцовое оформление, концепция и обработка» независимое жюри, куда входят изготовители, дизайнеры, книжные эксперты, премирует разнообразные эстетические и функциональные требования, предъявляемые к книгам, а также удачное сочетание содержания и формы.

Конечно же, жюри оценивает лишь крохотный сегмент книжного рынка. Из примерно 86 000 ежегодных новых названий издательства представили на суд жюри в 2013 г. чуть больше 700 книг. При этом спектр простирается от высококачественных, художественно оформленных на экспериментальной основе томов, романов и специализированных научных публикаций до образцово оформленных детских книг. Система оценки жюри свидетельствует о том, что книга действительно представляет собой небольшое комплексное произведение искусства: оценивается все, начиная от качества бумаги, клея, краев, сгиба, обреза до четкости напечатанного текста. Изучается полоса набора и верстка на предмет наличия раздражающих концевых и висячих строк, контрасты, расстояние между строками и обоснованность выбранной типографики. И не в последнюю очередь желание подержать книгу в руках и прочитать ее, которое она вызывает у человека.

Разумеется, с такими книгами, как правило, не попадешь в список бестселлеров журнала “Шпигель”. И тем не менее, будучи «высшим достижением на границе с искусством» они ни в коем случае не являются чрезмерно утонченными изделиями для увлеченных книжных фетишистов, а служат в качестве «стимула для отрасли» (Александра Зендер) и уважаемого критерия качества. Конкурс – в стороне от массового ассортимента, где эти книги играют лишь второстепенную роль – имеет огромное значение для качества книг в Германии. Премированные произведения – это своего рода скрытый мотор, отсутствие которого замечаешь, возможно, лишь тогда, когда заметно снижается и качество массовой продукции.

Когда смотришь на поразительное качество, например, полного собрания сочинений Гофмансталя или издания сочинений Томаса Манна, выпущенного издательством S.Fischer, когда с трепетным биением сердца перелистываешь роскошный том о Rolling Stones, вышедший в издательстве Prestel, тогда видишь, что и издательские концерны безусловно претендуют на то, чтобы быть мануфактурами духа, разумеется, увязывая это с надеждой на то, что благодаря производственной мощи они смогут добиваться высоких тиражей и тем самым снижения себестоимости продукции. Именно тиражи делают этот бизнес рискованным. С помощью совместного производства на международном уровне, как это делает Prestel, или благодаря роскошным крупным форматам, которыми постоянно радует Taschen-Verlag, можно минимизировать риски, связанные с тиражами.

Между тем часто это бывают смелые, небольшие издательства, которые будучи полны идеализма, борются за красоту книги. Так, геттингенский издатель Тедель фон Вальмоден благодаря новой серии «Эстетика книги», которую оформляют сами авторы, доказывает, что новые тенденции, использование цифровых технологий в процессе допечатной подготовки и индивидуальное техническое мастерство не обязательно противоречат друг другу. Правда, многие произведения в издательстве Wallstein-Verlag выпускаются и в качестве E-Book, однако издатель убежден: «Форма книги – это производная от функциональных взаимосвязей. Прежде всего в области гуманитарных наук книга – часть самой вещи».

Майнцский издатель Бертрам Шмидт-Фридерихс также доказывает, что высококачественная книжная мануфактура и спустя 500 лет после революции, произведенной Гутенбергом, может функционировать прибыльно. Его издательская программа – это своего рода переполненная креативностью волшебная шкатулка, которая изумляет и создает критерии. Шмидт Фридрихс и его жена Карин, которая сейчас выступает в роли председателя правления «Фонда художественного оформления книги», являются выдающимися протагонистами в борьбе за красочное и одновременно функциональное оформление книги.

Находясь в промышленной зоне, далеко от живописного исторического центра Майнца, это издательство, как и многие другие, расположенные между Северным морем и Альпами, продолжают дело того, кто в начале Нового времени благодаря своему изобретению сделал Майнц эпицентром революции в книгопечатании. Иоганн Генсфляйш, которого называют Гутенбергом, может быть доволен своими наследниками: жизнеспособность книги безгранична.