Хафельланд 
– Ностальгия 
по природе

Маленькие живописные города и культурные ландшафты вроде Потсдама с его дворцами, лесами, реками и озерами типичны для Хафельланда. Открытия в окрестностях Берлина.

picture alliance/Moritz Vennemann - Havelland

Хафельланд нашел своего певца в лице писателя Теодора Фонтане. Фонтане родился в 1819 г. в Нойруппине и посвятил этому региону целый том своих знаменитых «Странствий по марке Бранденбург». Для создателя «Эффи Брист» Хафельланд – это колыбель марки Бранденбург, да и всей «земли Прусской». В 1157 г. Альбрехт Медведь отвоевал Бреннабург (позднее Бранденбург) у славян и основал марку с тем же названием.

Вообще-то говоря, Хафель – это просто короткий правый приток Эльбы длиной 334 км. Он берет свой исток в Мекленбургском поозёрье, течет на юг в сторону Берлина, 
а потом делает невероятный изгиб, в центре которого и 
находится Хафельланд. Получается, что колыбель Бранденбурга – это естественная колыбель, созданная рекой.

Хафельланд – это бранденбургская Аркадия. Одно из ее украшений – потсдамские дворцы и сады (ныне – всемирное наследие ЮНЕСКО). Прусский король Фридрих Вильгельм II превратил ландшафт вокруг Хафеля под Берлином в ностальгический ландшафт. Взять хотя бы Павлиний остров, который он называл своим «личным Таити». Или деревеньку Парец, где наследник короля, Фридрих Вильгельм III любил уединяться со своей женой Луизой, чтобы вдали от тягот правления вести обычную буржуазную жизнь. Благодаря Луизе, «прусской королеве симпатий», Парец до сих пор является одним из самых посещаемых мест Бранденбурга. «Путешественник, едущий из Берлина в сторону запада, (…) обязательно должен остановиться в этом месте, чтобы насладиться этим оазисом». Звучит почти как рекламный проспект. Но цитата взята из самого начала повествования Фонтане о Вердере – островном городке на Хафеле, до сих пор 
сохранившем свою очаровательную атмосферу. Особенно хорошо здесь весной, когда зацветают фруктовые деревья. Тогда в Вердер приезжают тысячи гостей, чтобы насладиться этим зрелищем и отметить праздник цветения деревьев.

И вообще, Хафельланд ассоциируется с фруктами. В Риббеке (еще одно место, которое благодаря Фонтане отмечено флажком на всех литературно-туристистических картах) большой популярностью пользуются груши. В своем стихотворении «Господин из Риббека, из Риббека в Хафельланде» Фонтане описывает помещика, который всегда делится своими грушами с деревенскими детьми. Когда он умирает, ему в могилу тоже кладут грушу. Господин из Риббека догадывался, что его потомок окажется скрягой, но груша выросла на могиле и одаривала детей своими плодами.

Наконец Хафельберг – место, где Хафель в последний 
раз делает поворот, огибая гору в центре старого города, прежде чем бесследно раствориться в водах Эльбы. Хафельберг и Вердер, культурный ландшафт Потсдама, леса и озера – все это типично для Хафельланда, где широкие поймы рек чередуются с живописными деревнями.

О Бранденбурге частенько говорят как о провинциальном регионе, которому повезло, что в его центре находится такой большой город, как Берлин. Однако ситуацию можно рассматривать и иначе – как симбиоз между культурной и политической столицей и природой региона. Ведь марка Бранденбург снабжала Берлин строительным материалом, а Берлин обеспечивал марку туристами. Однако этому сотрудничеству не больше 200 лет. Раньше пейзажи Хафеля считались не «прелестными», а скорее отсталыми. Но со времен романтиков популярность у туристов постепенно стали завоевывать Италия, Альпы, «Grand Tour» и вообще выезды «на природу». И вот то обстоятельство, что в этот список попал и Хафельланд, – заслуга Фонтане. Ведь именно он открыл людям глаза на красоты этих пейзажей – красоты, которыми люди любуются до сих пор.