25 германских лет

Срастание Востока и Запада стало историей успеха благодаря общим усилиям немцев.

Каждый немец, который пережил падение стены в сознательном возрасте, может точно сказать, где он находился 9 ноября 1989 г. Причем не важно, откуда он был – с Запада или Востока, из Федеративной Республики Германия или из ГДР. Это день коллективной памяти. День чистой радости. Память о 3 октября 1990 года – дне, когда Германия вновь стала единой после четырех десятилетий разделения – для многих остается сложным вопросом. И все же то, что произошло 25 лет назад, является безусловно важнейшим днем в новейшей германской истории. 3 октября 1990 г. – официальная дата Германского единства, поскольку в этот день пять новых земель – Бранденбург, Мекленбург-Передняя Померания, Саксония, Саксония-Ангальт и Тюрингия – «вступили в сферу действия Основного закона Федеративной Республики Германия». Мирная революция в ГДР и готовность держав-победительниц во 
Второй мировой войне сделали Германское единство возможным. 
Победила свобода, и с тех пор демократические принципы действуют по всей стране, а не только на Западе. Территория Федеративной Республики увеличилась почти на треть, население выросло примерно на 16,5 миллионов человек. Поэтому 3 октября 1990 г. у немцев был настоящий праздник: политики выступали с торжественными речами, а вечером перед зданием Рейхстага в Берлине состоялся большой фейерверк. Толпа народа занимала все пространство от Рейхстага до Бранденбургских ворот, которые многие годы служили символом разделения, а отныне стали символом единства.

Однако к чувству радости по поводу воссоединения уже тогда у некоторых примешивалась тревога относительно будущего. Для многих людей, которые жили в ГДР при диктатуре и знали только социалистическую плановую экономику, жизнь радикально изменилась, причем сразу во всех областях. Многие базовые вещи пришлось осваивать «с нуля», включая трудовые отношения, школьную систему, систему ухода за детьми, характер взаимодействия с учреждениями и институтами – изменилась буквально вся повседневная реальность. Многие начинали с начала, становились безработными, пытались переквалифицироваться, чтобы как-то наладить жизнь. Старые истины и гарантии больше не действовали, а новые обстоятельства, свобода и множество открывшихся возможностей делали людей неуверенными.

За предшествовавшие воссоединению месяцы многие люди уже 
успели съездить «на разведку» в «другую Германию» – для кого-то это была Восточная Германия, а для кого-то – Западная. Тогда многие граждане ГДР ходили в супермаркеты и универмаги западногер­манских городов как на экскурсию, а многие западные немцы удивлялись вездесущему запаху бурого угля на востоке страны, узким 
неровным улицам, величественным, но запущенным зданиям в исторических центрах городов, на фасадах которых еще были видны 
отверстия от снарядов времен Второй мировой войны. После вступления договора о единстве в силу страна формально стала единой, однако условия жизни в обеих частях Германии сильно отличались. «Восстановление Востока» стало поэтому общегерманской задачей – и одной из важнейших внутриполитических целей всех федеральных правительств с 1990 г.

«И на Востоке, и на Западе люди были готовы сделать все для того, чтобы воссоединение 
стало общим шагом к успешному будущему», – говорит социолог Ренате Кёхер из Института демоскопии Алленсбаха. Федерация на данный момент инвестировала миллиарды евро в процесс срастания Востока и Запада: с 1990 по 1994 г. новые земли получили 82 млрд. евро из «Фонда Германского единства». В рамках «Пакта солидарности I» с 1995 по 2004 г. денежные средства поступали из программы «Выравнивания земель в финансовом отношении» (следит за равно­мерное распределение финансов в федеральных землях), и еще 20,6 млрд. 
Евро дополнительно от федерации. С 2005 по 2019 г. действует только «Пакт солидарности II», которым предусмотрено финансирование в размере 156,5 млрд. евро. И еще: все граждане, которые платят налоги на Востоке и на Западе, вместе участвуют в программе «Восстановление Востока» – к налогу добавляется «доплата солидарности», 
которая сегодня составляет 5,5% от подходного налога.

«Наша цель – не равные, а равноценные условия жизни, – подчеркивает федеральный канцлер Ангела Меркель, сама выросшая в ГДР.
– И мы сейчас ближе к ней, чем 10 или 20 лет назад». Даже если в Германии не все идет гладко, плоды трудов длиной в четверть века не могут остаться незамеченными. Сами за себя говорят транспортная инфраструктура и благоустройство городов. Построено или реконструировано 1900 км новых федеральных автобанов, проходящих 
через новые земли. Реализовано 17 транспортных проектов – девять железнодорожных, семь автобанов и один водный путь. Телекоммуникация налажена на самом современном европейском уровне. ГДР не занималась реставрацией исторических центров городов, все силы тратились на возведение панельных зданий. На сегодня, во многом благодаря частным пожертвованиям, удалось предотвратить разрушение домов, отремонтировать квартиры, провести модернизацию энергосистем. Дрезден, Эрфурт, Грайфсвальд, Лейпциг, Потсдам, Веймар и множество других восточногерманских городов вновь предстали в былом блеске и притягивают туристов со всего мира.

Кстати, о туризме. Приезд иностранцев в новые федеральные земли стал важным экономическим фактором: Мекленбург-Передняя Померания с песчаными пляжами и меловыми скалами на Балтийском море и множеством больших и малых озер привлекает даже больше отпускников, чем любая другая федеральная земля. Многие исторические памятники культуры между Балтийским морем и Рудными горами входят сегодня в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Расцвет туризма стал возможен благодаря в том числе экологическим программам, реализованным на Востоке. Ведь защитой окружающей среды в ГДР тоже никто не занимался. Последствия были ужасающими – загрязнение воздуха зашкаливало, реки и озер были отравлены промышленностью и сельским хозяйством. Качество воздуха и воды удалось быстро повысить благодаря выводу из эксплуатации старых промышленных предприятий и запуску новых очистительных сооружений. Кроме того, сегодня много денег и усилий тратится на санацию областей, где добывали бурый уголь: в Лаузице и в Центральной Германии появилось множество озер и новых промысловых районов. Структурные изменения и мероприятия по охране окружающей 
среды открыли новые возможности для экономики: экологические технологии и возобновляемые источники энергии играют важную роль в новых федеральных землях: инициатива «Cleantech Восточная Германия» призвана раскрыть потенциал Восточной Германии в этой перспективной технологической области и повысить конкурентоспособность восточногерманских экологических предприятий на международном рынке.

Подтянуть хозяйство Восточной Германии до западных стандартов стало, конечно, самым главным вызовом воссоединения. Очень 
быстро поняли, что экономические предпосылки в новых землях оказались даже слабее, чем предполагали эксперты. Многие из предприятий бывшей ГДР не могли выпускать 
конкурентоспособную продукцию из-за устаревшего оборудования, многие фирмы были вынуждены закрыться, безработица росла. Валовой внутренний продукт (ВВП) в Восточной Германии с 1992 г. увеличился почти вдвое, и все же ВВП на душу населения в новых федеральных землях на 30% меньше, чем в старых, как можно заключить из годового отчета 
Федерального правительства по состоянию Германского единства на 2014 г. После вос­соединения в новых федеральных землях появилась инфраструктура, где доминируют малые и средние предприятия. В ней видится важный фактор невысокой эффективности. Однако в последние годы началась ре-индустриализация – например, помимо экологических технологий начали появляться 
современная химическая промышленность и машиностроение, меди­цинские технологии и оптические технологии. Благодаря этим мерам снизилась безработица, хотя она по-прежнему находится на более высоком уровне, чем на Западе. А между тем некоторым бывшим «народным предприятиям» (VEB) удалось провести структурные реформы. Например, на предприятии Jena-Optronik (возникло на основе VEB Carl Zeiss Jena сейчас изготавливаются оптические системы для космических полетов. То же касается и Айзенхюттенштадта, который еще при ГДР славился производством высококачественной стали. Бывший государственный комбинат ныне входит в группу ArcelorMittal и является современным сталелитейным заводом, оснащенным по последнему слову техники. Важные экономические центры Восточной Германии – это Лейпциг и Дрезден, города с большими тради­циями в области промыш­ленности или выставочного бизнеса. Демографические изменения и массовый отъезд населения после 1990 г. поставил многие восточногерманские города со слабой инфраструктурой на грань выживания. Тем не менее, сегодня многие едут уже не на Запад, а в крупные города на Востоке. Тренд на городскую жизнь также наблюдается и на Западе.

Важную роль в плане экономического будущего новых федеральных земель играет и современная научная инфраструктура. Согласно 
ежегодному отчету по состоянию Германского единств, на данный момент работают 24 государственных университета, 53 высших 
специальных школы и примерно 200 внеуниверситетских государственных научно-исследовательских учреждений – одним словом, крупная сеть учебных и научно-исследовательских центров. И как 
раз для множества предприятий среднего 
бизнеса, которые не могут себе позволить 
собственные научно-исследова­тельские отделы, это сотрудничество с вузами и исследовательскими институтами является большим преимуществом. Не только для молодых немцев, не важно, из Западной или Восточной 
Германии, но даже и для зарубежных «научных работников» сегодня совершенно естественно работать в одном из престижных вузов или исследовательских институтах в новых землях.

«Для поколения, выросшего после поворота, германское единство стало чем-то само собой разумеющимся. Молодые восточные немцы рассматривают себя в первую очередь как 
немцев, а не как восточных немцев», – говорит социолог Кёхер. Многое изменилось за эти 25 лет. За время, прошедшее с 1990 г., Германия стала другой. Процессы миграции и интеграции сделали Федеративную Республику 
более разнообразной, чем он была раньше, 
более открытой миру. В сегодняшней Германии живут 16,5 млн. человек с миграционным прошлым, а это соответствует 20,5 % от общей численности населения. В настоящее время Германия является второй по популярности страной иммиграции среди стран ОЭСР. Спектр политических партий расширился за счет «Левой партии», которая отчасти является наследницей СЕПГ. Однако время, когда она была представлена только в парламентах новых федеральных земель, давно прошло. Сейчас депутаты от этой партии заседают в  парламентах четырех старых федеральных земель. Сегодня уже никто не знает, где начинается Восток, и где прекращается Запад. Однако это не значит, что время разделения или жертвы коммунистической диктатуры забыты. Они являются частью культурной памяти. Эта память хранится не только в мемориальных центрах и музеях. И вспоминают о прошлом не только по случаю круглых дат. Но эта дата, конечно, особенная.