Для успеха достаточно было все хорошо просчитать

Уже спустя год после бегства из Сирии Ваэль Амайри бегло говорит по-немецки и учится в университете. Он рассказал, как это ему удалось.

Plambeck/BMAS - Wael Amayri

Два года назад Ваэль Амайри, молодой палестинец, выросший в Сирии, поступил в университет в Дамаске на отделение информационных технологий. В октябре 2015 г. он решил уехать из Сирии. Поскольку ему не давали визу, он присоединился к своему другу и его семье. Несколько недель спустя небольшая группа добралась до Германии. Теперь молодой человек без гражданства с сирийским паспортом живет в Берлине. Его семья осталась в Дамаске, поселившись у знакомых, потому что их собственная квартира была разрушена. Ваэль Амайри (22 года) поддерживает с ними контакт по WhatsApp.

Господин Амайри, Вы прожили в Германии всего лишь 16 месяцев, но уже говорите по-немецки, как если бы учили язык несколько лет. Как Вам это удалось?

Еще живя в Дамаске, я нашел в интернете спарринг-партнера, девушку, с которой мы старались немного говорить по-немецки. До этого я так же начинал учить английский язык. Когда я приехал в Германии, то понял, что моих знаний недостаточно. И тогда я начал активно изучать язык, ну и мне конечно повезло с учительницей.

А где Вы изучали язык?

В рамках программы Welcome@FUBerlin в Свободном университете Берлина. Там учится и моя подруга, с которой у нас был тандем. Еще по пути в Германию, в Сербии, я получил от нее сообщение по WhatsApp: в Берлине есть курсы для беженцев! К началу курсов я опоздал. Но мне повезло. И мне разрешили начать заниматься вместе с группой.

Где Вы жили все это время?

Несколько дней я жил в спортзале, в пункте первичного приема беженцев. Там было очень шумно, много семей с детьми, которые постоянно кричали. Учиться было невозможно. И потом, я был один. Моего друга, с которым я приехал, перевели в другой город. Стиральной машины не было, душевые кабины грязные. Тогда я запостил объявление на Фейсбуке, что ищу место, где можно постирать вещи и принять душ.

И какой был эффект?

Мне начали предлагать комнаты. Сначала я жил в германо-британской семье. С ними мы до сих пор поддерживаем контакт, они даже приглашали меня отпраздновать Рождество в семейном кругу. Потом я переехал к инженеру, который мне очень помог с изучением немецкого языка. Сегодня я снимаю квартиру вместе с еще двумя ребятами в южном районе Берлине. Там много парков, мне нравится. Есть даже река, где я люблю гулять, и озеро поблизости. В Дамаске мне всегда хотелось жить на природе.

Меньше чем через год Вы поступили в университет. Вы были один?

Нет. Еще один мой друг с курсов изучает вместе со мной информатику, другой изучает этику и английскую литературу. Но нас немного. И еще я хочу сказать, что официальный экзамен на знание языка для допуска к обучению в германском вузе (DSH) очень сложный. Мне не удалось сдать с первого раза, поэтому меня взяли в университет временно. Но сейчас все в порядке, мои знания немецкого языка на нужно уровне подтвердили.

А на семинарских занятиях не сложно? Ведь там большинство – те, для кого немецкий язык родной.

Да, верно. В начале я просто боялся говорить по-немецки. Но потом нам дали очень сложную задачу на вычисление. Мне понадобился час, чтобы ее решить. Я справился. Меня вызвали к доске, и тогда все сказали, что это был круто. С тех пор мне нравится быть впереди. Я вообще хочу стать преподавателем информатики в университете. Надеюсь, что смогу наверстать упущенное. Летом я собираюсь пройти специальные курсы и закончить бакалавриат экстерном.

А Вас не тянет на родину?

Вы знаете, нет. Конечно, мне не хватает моей семьи. Но я рад, что избавился от чувства неуверенности, что нет отключений электричества, стабильный интернет, а зимой работает отопление. Теперь у меня родина здесь. Я подружился с людьми, для которых я – часть их семьи. Я не чувствую себя одиноким. И надеюсь, что смогу здесь остаться. Сейчас у меня есть так называемая «субсидиарная защита», на один год. У меня есть возможность получить Bafög (финансирование учебы в университете). Я могу быть оптимистом, видя, как люди помогали мне устроиться. В Сирии совсем иначе. Там мало кто может сказать о себе, что ему везет.

Интервью:_Жаннетт Годдар

© www.deutschland.de