«Я возлагаю большую надежду на молодёжь»

Борьба за Европу: Политолог Гезине Шван объясняет, как ЕС сможет вновь стать привлекательным для молодых людей.

Молодые люди борются за сплочённость в ЕС.
Молодые люди борются за сплочённость в ЕС. dpa

Госпожа Шван, Вы боретесь за Европу. Почему Вы вновь и вновь стараетесь вступить в диалог, несмотря на то, что он зачастую сложен?
Я родилась в 1943 году в Берлине и выросла с пониманием о том, какое разрушение война принесла Европе. Европу я поэтому уже с детских лет видела в качестве проекта мира и взаимопонимания. Я посещала Французскую гимназию в Берлине. Там двустороннее взаимопонимание находилось в центре внимания. После школы я учила польский язык, и германо-польские отношения приобрели для меня особое значение, в том числе и в рамках моей диссертации о польском философе Лешеке Колаковском. Я считаю себя европейкой, а Европейский союз в актуальном глобальном контексте перемен – местом, где хотя бы ещё хоть как-то наблюдается социальное, культурное и политическое сосуществование в том виде, в каком я считаю его желанным.

Гезине Шван
Гезине Шван dpa

В чём заключается особенность проекта «Европейский союз»?
ЕС был и до сих пор является замечательной возможностью перейти от эпохи войн к состоянию мира. Союз уже послужил примером для многих стран и континентов, например в случае Африканского союза. Мы должны предотвратить измену этому примеру.

Большинство людей, занимающихся ЕС на профессиональном уровне, не сомневаются в его ценности. Но многие граждане подустали от ЕС. Откуда берётся такой разлад?
Политика рыночного фундаментализма и экономизация различных сфер жизни возобладала в последние 30 лет.  Это привело к опасным дисбалансам. Ответсвенность за это несёт однако не Европейская коммиссия, а сами государства. Я считаю, что Германия тоже сильно способствовала возникновению трещин в ЕС в пользу своих национальных интересов. Нужно понять, что Европа потерпит провал, если мы не изменим курс.

Как это может получиться?
Следовало бы укрепить соучастие на коммунальном уровне. Если бы муниципальные образования типа Гельзенкирхена, Нанта или Мурсии – с европейской поддержкой – смогли бы, например, взять интеграцию беженцев в собственные руки, то граждане лучше чувствовали бы свою самостоятельность, а связь с Европой была бы сильней. Недостаточно установить на какой-нибудь автомагистрали дощечку с надписью «построено на средства ЕС» – такое никого не интересует.

Во время миграционного кризиса Вы упрекнули ЕС и Германию в «недостаточной солидарности». Что Вы имели ввиду?
Федеративная республика с 2015 года жаловалась на то, что государства Центральной и Восточной Европы якобы не были достаточно солидарны с ней при принятии беженцев. При этом, само федеральное правительство многие годы до того не было солидарным с южными странами. Германия всегда указывала на Дублинский регламент с его несолидарной структурой, в то время, как Греция и Италия вынуждены были почти в одиночку осуществлять приём беженцев. Я предлагаю создание европейского фонда для европеизации миграционной политики и политики в сфере беженцев. Фонд награждал бы муниципальные образования за выполненные задачи – не только путём возмещения затрат, но и за счёт вклада на ту же сумму для их собственного развития. Это повысило бы готовность приёма и вызвало бы положительную динамику.

В каждодневной жизни мы зачастую не осознаём, насколько сильно зависим друг от друга в ЕС. Мы уже давно связаны друг с другом транснациональными узами.

Политолог Гезине Шван

Выход Великобритании из ЕС, национализм, неравенство – ЕС борется со многими трудностями. Что стоит на кону для жителей, если союз распадётся?
Брексит казался таким угрожающим, потому что мы опасались принципа домино. Но произошло обратное: Государства сплотились ещё больше. В каждодневной жизни мы зачастую не осознаём, насколько сильно зависим друг от друга в ЕС. Начиная от производства и торговли и вплоть до организации образования и медицины мы уже давно связаны друг с другом транснациональными узами.

Нужно было бы потратить немеренное количество времени для того, чтобы раздробить это всё, если бы мы захотели жить без Европейского союза. Я думаю, что граждане ЕС тоже понимают, что это – абсурд. Несмотря на это, внутренняя зависимость от Европы не настолько сильна, чтобы допустить отношения внутри Европейского союза, основывающиеся на доверии. Но желаете ли Вы жить в мире, в котором все друг друга обманывают? Это же ад. Я возлагаю большую надежду на молодёжь: У молодых людей есть энергия это изменить.

Гезине Шван родом из семьи, принимавшей активное участие в общественной жизни и принадлежащей к кругам сопротивления во времена националсоциализма. В 2004 и 2009 годах она выдвигала свою кандидатуру на пост федерального президента. Почти десять лет она в должности президента руководила Европейским университетом Виадриной во Франкфурте-на-Одере. В 2009 году она совместно с другими учёными основала Школу управления имени Гумбольдта-Виадрины. Сегодня она – президент и соучредитель платформы управления имени Гумбольдта-Виадрины, основанной в июне 2014 году и работающей на благо продвижения демократических процессов и стратегий управления в Германии, Европе и во всём мире.

Интервью: Сара Каннинг

© www.deutschland.de