Послевоенное время: от «холодной войны» 
до мирной революции

Взгляд на историю Европы XX века

picture-alliance/akg-images - Berlin 1989

Холодная война в разделенном мире

1949

29 августа 1949 г. Советский Союз взорвал свою первую атомную бомбу и вышел как ядерная держава на равные позиции с США. Это ознаменовало начало гонки вооружений, придавшей «холодной войне» между Западом и Востоком новое измерение. Начало Корейской 
войны летом 1950 г. повлекло за собой опасность того, что конфликт между Западом и Востоком перерастет в войну. В этой связи западные державы приняли решение осуществить перевооружение Западной Германии, что и произошло в 1955 г в рамках НАТО. В 1956 г. ГДР присоединилась к Варшавскому договору. Германия стала очагом «xолодной войны». Ключевым термином «мирное сосуществование» капитализма и социализма преемник Сталина Никита Хрущев в 1956 г. сигнализировал признание статуса-кво. Тем не менее, он тоже предпринимал попытки вытеснить западные державы из разделенного Берлина. Когда возникла угроза чрезмерного оттока населения из ГДР в связи с большим количеством беженцев через Западный Берлин, в Москве по настойчивым 
просьбам СЕПГ было принято решение закрыть последнюю лазейку на 
свободный Запад.

Строительство Берлинской стены, начавшееся 13 августа 1961 г., стало спасением для диктатуры СЕПГ и укрепило разделение Германии. Однако, как только удалось потушить один очаг «xолодной войны» за счет немцев, живущих в Восточной Германии, размещение советских ракет средней дальности на Кубе в октябре 1962 г. едва не ввергло мир в атомную войну. В последующее время в силовых блоках созрело понимание того, что ядерную катастрофу можно предотвратить лишь путем взаимного признания статуса-кво, сопряженного с процессом разрядки.

Восстания в Восточном блоке

1953

На XX съезде КПСС в феврале 1956 г. Хрущев свел счеты с преступлениями Сталина. Появился проблеск надежды на изменения коммунистического режима. Осенью 1956 г. в ходе массовых демонстраций в Польше власть перешла к Владиславу Гомулке. Он положил конец насильственной коллективизации, предоставил церкви больше свобод и ограничил влияние службы государственной безопасности. 
Если в Польше ведущая роль партии осталась нетронутой, то в Венгрии в то же время произошла гражданско-демократическая революция, в ходе которой коммунист-реформатор Имре Надь в качестве премьер-министра многопартийного правительства объявил о выходе Венгрии из Варшавского договора. Ответом Москвы было военное вмешательство. В ГДР, где еще 17 июня 1953 г. советскими танками было подавлено народное восстание, Вальтер Ульбрихт воспользовался моментом, чтобы отомстить своим критикам. Он также встал на сторону Кремля, когда танки стран Варшавского договора в 1968 г. подавили «Пражскую весну» в ЧССР. Начиная с середины 1970-х годов в 
Польше начала развиваться все более сильная оппозиция, которая в 1980 году добилась разрешения независимого профсоюза «Солидарность», в который в скором времени входили десять миллионов человек. Под давлением 
Москвы премьер-министр генерал Войцех Ярузельский в конце 1981 г. ввел военное положение и запретил этот профсоюз. Несмотря на то, что в процессе десталинизации открытого насилия и атмосферы террора в странах с коммунистической диктатурой становилось все меньше и меньше, настоящие и мнимые оппозиционеры до последнего момента подвергались преследованиям, попыткам разложения и арестам.

Гонка экономических систем

1957

«У вас еще никогда дела не шли так хорошо!» То, о чем британский премьер-министр Гарольд Макмиллан в 1957 г. напомнил своим соотечественникам, было справедливым для многих стран Европы. «Экономическое чудо» обеспечило в 1950-х годах полную занятость, рост благосостояния и зарплат. Общество потребления и социальное государство стали опорой стабильности не только в демократической Западной Германии. Оба политических лагеря пытались получить одобрение, обещая лучшие условия жизни. Однако в странах Восточного блока кризисы снабжения остались повсеместным явлением. «Так, как мы работаем сегодня, мы будем жить завтра» стало в конечном счете невыполненным обещанием будущего. Несмотря на все недостатки, советская экономическая система еще долго в равной мере давала повод как для ожиданий, так и для опасений. Когда в СССР в 1957 г. был запущен в космос первый спутник, страны Запада были шокированы техническим и военным потенциалом Москвы. 
Когда в 1970-х годах нефтяной кризис обозначил конец безграничного роста и в западных странах повысилась безработица, общественную стабильность удалось обеспечить благодаря высокоразвитым системам социального обеспечения. В преддверии глобального экономического кризиса в Восточном блоке произошла фатальная смена курса. Все больше ресурсов вкладывалось в строительство жилья и развитие потребления. Социальные достижения, с помощью которых предпринимались попытки добиться одобрения со стороны населения, финансировались за счет западных кредитов. Растущая задолженность и все более отсталая экономика ухудшили экономическую ситуацию, которая в 1980-х годах привела коммунистический режим к краху.

Процесс либерализации в Западной Европе

1968

Рост благосостояния на Западе сопровождался далеко идущими изменениями в обществе и культуре. Все более очевидным становилось стремление к индивидуальной свободе и самореализации. Рок-н-ролл, длинные волосы и джинсы были вызовами, которые молодежь послевоенного периода бросала старым авторитетам. В течение 1960-х годов молодежное движение приобрело политическую направленность. В 1968 г. во многих странах студенты выходили на демонстрации, во Франции и Италии иногда вместе с рабочими. Их протест был направлен против военных действий США во Вьетнаме и против устаревших структур в политике, экономике и обществе.

Многие демонстранты мечтали о масштабном бунте. В Федеративной 
Республике люди начали интенсивнее, чем когда-либо, задавать вопросы о национал-социалистском прошлом. Реакцией истэблишмента на демонстрации был шок и, в начале, применение полицией насилия против демонстрантов. Меньшинство левых радикалов видело в этом истоки нового фашизма. В Италии и Западной Германии в 1970-х годах мелкие группы уходили в подполье, что бы с помощью террора разрушить «систему». В конечном счете политическим системам Запада удалось интегрировать бунтующую молодежь. Культурные изменения не остановились у «железного занавеса». Кроме того, у молодежи из Центральной и Восточной Европы благодаря «Пражской весне» был свой «1968 год». Однако политическим режимам в Восточной Европе не хватало сил, чтобы 
интегрировать в систему молодежь, которая становилась все более индивидуализированной и уверенной в себе. Таким образом разрыв между 
господствующим и подчиняющимся классами постоянно увеличивался.

Политика разрядки

1972

После Кубинского кризиса 1962 г. США и СССР делали ставку на разрядку. И в Федеративной Республике росло убеждение в том, 
что германский вопрос можно решить лишь в европейских рамках. Фактическое признание границы по Одеру и Нейсе в договорах о неприменении силы с СССР и Польшей правительства Вилли Брандта и Четырехстороннее соглашение по Берлину создали основу для подписания в 1972 г. Договора об основах отношений между Федеративной Республикой и ГДР.

После более чем двух десятилетий безмолвия оба германских государства урегулировали этим соглашением свое существование рядом друг с другом. В благодарность за фактическое признание Восточным Берлином были введены облегчения режима осуществления поездок внутри Германии и процедур воссоединения семьи. В той мере, в которой Бонн делал ставку на «изменения через сближение», Восточный Берлин видел «мягкую агрессию» и отошел от цели объединения Германии, о которой заявлялось раннее. В 1975 г., году подписания Хельсинского заключительного акта СБСЕ, политика разрядки в Европе достигла своего пика. Государства, подписавшие Заключительный акт, обязались проводить меры по укреплению доверия в военной области, обеспечивать соблюдение прав человека и основных свобод и более тесно сотрудничать. В странах Восточного блока смелые люди серьезно восприняли Заключительный акт и требовали обеспечения обещанных свобод. Первый очевидный сигнал был дан два года спустя Хартией 77 в Чехословакии.

Ее инициаторы, в первую очередь Вацлав Гавел, в 1989 г. были предводителями «Бархатной 
революции», направленной против режима. 
Таким образом, процесс СБСЕ, с помощью которого страны с коммунистическим режимом хотели укрепить статус-кво, ускорил их падение.

Мирные революции

1989

1970-е и 1980-е годы характеризовались тенденцией к демократизации, в начале охватившей авторитарный режим Португалии, Испании и Греции, но, как казалось, остановившейся у «железного занавеса». 
В начале 1980-х годов новая гонка вооружений и война СССР в Афганистане привели к ухудшению отношений между силовыми блоками и в самой сфере коммунистического влияния. Начиная с 1986 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев пытался с помощью реформ предотвратить крах системы. Правящие круги ГДР и ЧССР не приняли гласность и перестройку. В то же время они сделали возможными возобновление разрешения «Солидарности» в Польше и победу оппозиции на полусвободных выборах в августе 1989 г. В Венгрии коммунисты-реформаторы под давлением со стороны оппозиции проложили путь к демократии.

Открытие в сентябре границы между Австрией и Венгрией, которое обозначило падение «железного занавеса», обострило финальный кризис ГДР, где массовое бегство населения и все более масштабные демонстрации осенью решающим образом ослабили руководство СЕПГ. Падение Берлинской стены 9 ноября 1989 г. стало символом мирных революций против коммунистической диктатуры в Европе, при которых в Румынии и балтийских странах не обошлось без применения насилия. Трагичным был распад Югославии, закончившийся кровавой гражданской войной. В августе 1991 г. коммунисты-путчисты попытались перевести часы назад. Их попытка не удалась благодаря сопротивлению населения, которое в декабре радовалось концу существования СССР.

Перелом, подъем, новое начало

1990

Мирные революции в Центральной и Восточной Европе проложили путь к преодолению разделения Европы. Уже 3 октября 1990 г. единство Германии было восстановлено в согласии с сопредельными странами. Вскоре последовали шаги в направлении европейской интеграции. За договоренностью об общем экономическом и валютном союзе в 1992 г. последовал Маастрихтский договор, на основании которого европейские сообщества путем совместной внешней политики и политики безопасности, а также сотрудничества в области юстиции и внутренних дел постепенно объединились в Европейский Союз. Символом этой сплоченности стал евро, введенный в 2002 г. как единое платежное средство в двенадцати европейских государствах. В 1990-х годах посткоммунистические государства стремились как можно быстрее вступить в ЕС. Данное требование отвечало в этих странах широкому общественному консенсусу. Со вступлением в ЕС люди связывали надежды стать частью как европейской культуры свободы и демократии, так и благосостояния западных стран. Помимо этого, требования, обязательные для в вступления в ЕС, многие считали двигателем реформ, необходимых для обеспечения непрерывной демократической трансформации в собственных странах.

В конце концов вступление в ЕС, как и вступление в НАТО, считалось 
залогом вновь обретенного государственного суверенитета. 1 мая 2004 г. в ЕС были приняты восемь бывших коммунистических государств. Еще никогда Европа не была настолько сплоченной, демократичной и уверенно смотрящей в будущее, как в этот момент.

Европа как вызов

2004

На разрушенном войной континенте представление о сплоченной Европе, гарантирующей своим гражданам мир, стабильность, и благосостояние, становилось все более привлекательным. Опыт двух мировых войн и новая угроза со стороны коммунистического блока дали бывшим смертельным врагам силы для того, чтобы в 1950-х годах начать формирование общего европейского рынка в Западной Европе. Важной предпосылкой для этого было франко-германское примирение, показавшее, что стереотипы о враге могут быть преодолены. Мирные революции против коммунистической диктатуры придали европейской идее новую силу, которая достигла своего пика в контексте расширения ЕС на восток в 2004 г. Тем не менее, европейское сознание отставало от стремительного процесса политической и экономической интеграции, в одночасье сделавшей ЕС важнейшим в мире внутренним рынком. Лишь с трудом ЕС смог войти в роль миротворческой державы после того, как в 1990-х годах не удалось остановить гражданскую войну и «этнические чистки» в бывшей Югославии. ЕС все еще не достает концепций для борьбы с нарастающим скептицизмом по отношению к Европе, который разжигается на фоне актуального тяжелого финансового кризиса и способствует новому национализму и протекционизму. Взгляд на последние сто лет истории Европы 
в рамках данной выставки призван убедить нас в том, что нашей единственной альтернативой является единая и социальная Европа и что – на фоне ужасов европейской истории ХХ века – все нынешние проблемы решаемы и должны быть решены.

© „Diktatur und Demokratie im ­Zeitalter der Extreme“, Bundesstiftung zur Aufarbeitung der SED-Diktatur www.bundesstiftung-aufarbeitung.de/ausstellung2014