Мифы и реальность

Как на самом деле следует расценивать «победы на выборах» правопопулистской АдГ, объясняет известный исследователь общественного мнения Манфред Гюльнер.

Теледебаты перед выборами в Тюрингии
Теледебаты перед выборами в Тюрингии dpa

Если бы освещение выборов во многих СМИ Германии соответствовало реальности, то тогда республика находилась бы в постоянном «сотрясении». Такое «ведущее средство массовой информации» как «Spiegel» регулярно извещает о том, что результаты очередных выборов «сотрясают» республику, «меняют Германию» или «открывают дверь в новую политическую эру». И ещё: АдГ называется «новой народной партией» не только главами АдГ, но и «Шпигелем».

Исследователь электоральных предпочтений Манфред Гюльнер
Исследователь электоральных предпочтений Манфред Гюльнер dpa

Подавляющее большинство не желает иметь с АдГ ничего общего.

Манфред Гюльнер, начальник института «Forsa»

Но на самом деле АдГ уже только по цифрам очень далека от позиции «народной партии». В сумме по шести федеральным землям, в которых в 2018/19 годах проходили выборы в парламенты земель или в городские парламенты, всего лишь одна десятая всех лиц, имеющих право голоса, проголосовали за АдГ. Подавляющее большинство, однако, состоящее из почти 90 процентов, не пожелало и не желает иметь с АдГ ничего общего и либо проголосовало за другую партию, либо вообще не ходило на выборы.

Даже в её восточногерманских бастионах Бранденбурге, Тюрингии и Саксонии 86, 85 и соответственно 82 процента всех имеющих право голоса за неё не проголосовали. К тому же ни в коем случае не может быть и речи о «постоянном приросте» популярности АдГ. На всех шести выборах в 2018/19 годах она получила меньше голосов, чем на выборах в Бундестаг два года назад. В сумме по шести землям количество «правых» избирателей снизилось с 2,7 миллионов на выборах в Бундестаг на около 440.000 до 2,26 миллионов на выборах в 2018/19 годах.

АдГ не укоренена в широких слоях населения.

Манфред Гюльнер, начальник института «Forsa»

АдГ также – в отличие от бывших настоящих народных партий – не укоренена в широких слоях населения. Она является опирающимся большей частью на мужчин однородным тесным сообществом, которое объединяет в себе всегда латентно присутствующий в послевоенной Германии потенциал тех, кто восприимчив для националистических идей.

С помощью популярных и учитывающих интересы граждан представителей «старые партии» к тому же вопреки высказываниям СМИ смогли мобилизовать больше избирателей на выборах в парламенты земель чем на последних выборах в Бундестаг. Таким образом ХДС в Саксонии в лице Михаэля Кречмера получил на 30.000, СДПГ в Бранденбурге с Дитмаром Войдке – на 69.000 и Левая партия в Тюрингии с Бодо Рамеловом – на почти 126.000 голосов больше, чем в сентябре 2017 года.

Там, где премьер-министры земель были экстремально непопулярными – как например Зилинг в Бремене – или как Зёдер в Баварии ещё находились в тени такого же непопулярного предшественника, СДПГ, ХДС и ХСС соответственно были наказаны избирателями и массово потеряли голоса из либеральной середины, которые ушли к Зелёным. То же самое применимо и по отношению к в принципе либеральному Буфье в Гессене, который унаследовал от Роланда Коха партию, воспринимаемую гражданами как имеющую слишком сильный правый уклон.

Радикальные потери доверия и значимости бывших народных партий Союза и СДПГ, кстати, начались намного раньше, ещё до основания АдГ. Если ХДС, ХСС и СДПГ в 1970-е и начале 1980-х годов порой избирались почти 80 процентами всех лиц, имеющих право голоса, то на выборах в Бундестаг в 2009 году их доля уже сократилась до менее 40 процентов.

Не голосующие ни в коем случае не стали бы голосовать радикально.

Манфред Гюльнер, начальник института «Forsa»

За счёт утерянной связующей силы Союза и СДПГ «партия не голосующих», состоящая большей частью из недовольных из середины общества c умеренными политическими взглядами, становилась всё больше. Но этой крупной группе недовольных, ни в коем случае не желающих, однако, выбирать радикально, в освещении СМИ не уделяется то внимание, которое они заслуживают.

Профессор доктор Манфред Гюльнер – социолог, социальный психолог и экономист. В 1984 году он основал институт «Forsa» и сделал его ведущим институтом исследований общественного мнения Германии.

You would like to receive regular information about Germany? Subscribe here: