«Идеальное 
дополнение»

Интервью на тему цифрового обучения с профессором Кристофом Майнелем, руководителем Института Хассо Платтнера в Потсдаме и инициатором образовательной платформы openHPI.

Господин профессор Майнель, Институт Хассо Платтнера (HPI) в Потсдаме считается одним из пионеров цифрового обучения. Еще в 2012 г. стартовала социальная ­образовательная сеть openHPI.de. Как развивается Ваш проект?

Платформа развивается очень хорошо. Сейчас у нас зарегистрировано 125 000 пользователей из 180 стран, многие из них слушают у нас сразу несколько курсов. Недавно к нам на курсы поступил 300 000-й слушатель. На образовательных программах, адресованных широкой общественности («Безопасность в Интернете», «Java для новичков»), у нас обучаются более 10 000 человек – столько не вместится ни в одну аудиторию.

Как-то Вы назвали фактор «сообщества» залогом ­успеха. Какую роль играет социальный момент в цифровом обучении?

Социальная компонента играет центральную роль. Среди нас есть, конечно, самоучки, но все исследования показывают, что человек быстрее и лучше обучается в группе. Тем важнее, чтобы слушатели курсов могли обмениваться мнениями и опытом в рамках самих курсов. Это взаимодействие, которое осуществляется через социальные ­медиа, является важной составной частью успешного прохождения курса. На все возникающие вопросы тут же ­дается ответ или самими участниками или командой ­преподавателей – наш опыт показывает, что быстрый ­фидбэк очень востребован. Возникает виртуальное образовательное сообщество, у которого есть мотивация учиться. С курсов уходит сравнительно мало слушателей.

Значит, у цифрового обучения в будущем нет альтернативы? Скажем иначе: в чем принципиальная разница с традиционными методами обучения или это ­нужно рассматривать как дополнение?

Для меня цифровые форматы обучения – идеальное ­дополнение и обогащение наших традиционных систем образования. Конечно, они не приведут к ликвидации ­университетов, но с ними связан ряд преимуществ, которых как раз нет у традиционных вузов. Во-первых, они не зависят от расписания и кампуса, а во-вторых, они ­вариабельны, а значит, спектр образовательных сервисов приобретает глобальные масштабы. В идеале профессора находят заинтересованных слушателей в самых разных странах мира, а не только в лице «своих» студентов в ­аудитории.

Предлагаемые вузами или предприятиями Mas­sive Open Online Cour­ses (MOOCs) адресованы преимущественно людям, которые уже ­окончили школу. А как ­цифровое обучение может быть адаптировано под интересы более молодой аудитории? И вообще, в каком возрасте лучше начинать?

Проект, который я пытаюсь продвигать уже много лет, называется «Schulcloud». Идея в том, чтобы убрать из школ компьютеры и объединить в одном трансдисциплинарном «облаке» все цифровые курсы. Для этого будут использоваться уже существующие серверы. Тогда ученикам понадобятся только приборы для воспроизведения контента, например, простые планшеты, с помощью которых они могли бы обращаться к учебным материалам в любой ­момент – будь то на занятиях, будь то из дома. Преимущество для школ очевидно: им не придется постоянно об­новлять и обслуживать компьютеры, покупать и устанавливать лицензионные программы. Цифровой учебный ­контент может использоваться даже в основной школе.

В интернете огромное количество разных курсов, учебных программ, курсов повышения квалификации для людей самого разного возраста. Как найти то, что человеку действительно нужно и соответствует академическому уровню?

В рамках национального IT-саммита я руковожу рабочей группой, которая занимается именно этим вопросом. Речь идет о том, чтобы сделать доступными каждому существующие сервисы «облачных» образовательных программ и детально описать их содержание для пользователей. Кроме того, я хотел бы увидеть такую систему оценки, в которой сами слушатели ставили бы прослушанным курсам определенные баллы. Такой фидбэк от сообщества уже много где считается хорошим способом контроля качества. И естественно, в сфере образовательных сервисов помогают алгоритмы – принцип работы примерно такой же, как со школами-партнерами в сети. На основании ­базовых знаний и ряда других факторов некий «Matching»-алгоритм будет предлагать им оптимальные образовательные услуги из облачного сервиса.

Немец Себастьян Трун, в прошлом менеджер компании Google, как-то запустил онлайн-университет «Udacity» с целью вытеснить реальные университеты. Проект не удался. Теперь он сделал ставку на так ­называемые «nanodegrees», которые позволяют прослушавшим экстерновый курс и получившим квалификацию найти работу в Силиконовой долине. А есть еще какие-то тренды в сфере дигитального обучения?

С моей точки зрения, в этой сфере должна сохраняться альтернатива. Я не считаю, что нужно искать замену существующим институтам, нужно наоборот расширять спектр образовательных программ, находить и продвигать новые формы образования. Существует масса исследований, которые регулярно вскрывают недостатки классических систем образования. Самое интересное, можно ли закрыть эти лакуны современными технологиями. Например, усилив персонализацию цифровых образовательных услуг, которые учитывали бы сильные и слабые стороны разных учащихся.

А как участвует Хассо Платтнер, один из основателей SAP и учредитель института его имени, в работе HPI?

Он регулярно выступает с лекциями, проводит семи­нары. Несколько недель назад профессор Платтнер публично заявил о своих намерениях значительно расширить HPI и открыть новые направления. Естественно, я очень этому рад.