Качество по всем параметрам

Билл С. Ханссон, вице-президент Общества им. Макса Планка, о суперкачестве и интернационализации.

idw/Anna Schroll - Bill S. Hansson

Г-н профессор Ханссон, почему девять лет тому назад Вы решились на научную карьеру в Германии?
Предложение заниматься наукой в качестве директора отдела одного из институтов им. Макса Планка – это нечто уникальное в международном плане. Вам дарится доверие на все время вашей дальнейшей научной карьеры, и вам не надо каждые два-три года подавать новые заявки на исследования. Кто проходит весьма требовательную процедуру отбора, тот попадает в научное окружение, где в каждой сфере тон задают выдающиеся ученые – это замечательно!

Какую выгоду германскому вузовскому ландшафту дает наличие такого суперкачества?
Общество им. Макса Планка делает ставку на сети – и мы видим большую готовность к сотрудничеству со стороны университетов. Одним из очень важных инструментов сотрудничества являются International Max Planck Research Schools (IMPRS), которых сейчас насчитывается 60 по всей Германии. В них институты им. Макса Планка вместе с университетами готовят выдающихся немецких и столько же примерно иностранных молодых ученых, предлагая им великолепные условия для написания диссертаций. Часто на 1 место в IMPRS приходится до 100 кандидатов. Благодаря Research Schools вузы, которые пока, может быть, не очень сильно представлены на международной арене, получают возможность повысить свою известность. Один лишь Йенский университет им. Фридриха Шиллера, где я работаю в качестве приглашенного профессора, участвует в деятельности трех IMPRS.

Институты им. Макса Планка сотрудничают с университетами по всей Германии, зачастую находящимися даже в стороне от известных за границей крупных городов. Как Вы считаете, является ли такое многообразие сильной стороной?
Германия придерживается принципа, что хорошая научная подготовка должна быть доступна по всей стране. Но в этом и причина того, что в Германии нет суперуниверситетов, подобных Гарвардскому и Йельскому.  Если бы Общество им. Макса Планка со своими топ-институтами могло участвовать в «шанхайском рейтинге», оно бы заняло примерно 5-е место. Мы содействуем заострению научно-исследовательских профилей в определенных местах; например, это касается демографических исследований в Ростоке или математики в Бонне. Сотрудничество осуществляется очень хорошо, в том числе и благодаря кооперации с университетскими профессорами, которые в качестве Max Planck Fellows или в качестве иностранных научных членов одного из институтов им. Макса Планка тесно с нами связаны.

Где за рамками Общества им. Макса Планка Вы видите примеры профилирования германского научно-исследовательского ландшафта?
Германия имеет весьма дифференцированную систему организации научной деятельности, в рамках которой внеуниверситетские исследовательские учреждения с их соответствующими специфическими основными компетенциями – от фундаментальных до прикладных исследований – играют совершенно особую роль. В рамках вузовского ландшафта инициатива суперкачества, выдвинутая федеральными властями, повысила известность выдающихся германских университетов. И очень хорошо, на мой взгляд, что Германия выражает приверженность таким показателям, как достижения и суперкачество. Талант, знания, упорный труд получают достойную оценку и целенаправленную финансовую поддержку. Это не что-то само собой разумеющееся, как показывает взгляд на Скандинавию, где финансовые средства поддержки распределяются весьма и весьма равномерно – в ущерб передовым исследованиям.

Что могут германские НИИ сделать лучше для того, чтобы облегчить иностранным ученым переход на работу в Германии?
Нас занимает прежде всего вопрос о том, как привлечь на работу в Германии больше женщин-ученых. На этом фоне мы работаем над тем, чтобы делать супружеским парам ученых еще больше предложений относительно «Dual Career», в рамках которых оба могут перейти на работу в различные учреждения в Германии. И здесь мы очень хорошо сотрудничаем с университетами, но многое еще предстоит сделать. Кроме того, препятствием для многих является немецкий язык. Правда я наблюдаю, – с тех пор, как я в 2006 г. переехал в Йену – что  немецкое общество меняется. За прошедшие годы оно стало заметно более интернациональным и немного более англоговорящим.

Вы очень хорошо говорите по-немецки. Как Вы обжились в Германии?
Очень хорошо. Моя жена вместе с двумя наши детьми приехала в Йену еще в 2007 г. Но язык был и для нас большой проблемой. Когда я переехал в Йену, я еще не говорил по-немецки ни слова. Общество им.Макса Планка и его Институт химической экологии сделали все для того, чтобы мы чувствовали себя здесь хорошо принятыми.

Примерно треть директоров в системе Общества им. Макса Планка не являются германскими гражданами; в группе молодых защитившихся ученых доля иностранцев составляет почти 86 проц. И тем не менее Вы, будучи в июне 2014 г. избранным вице-президентом Общества им. Макса Планка, назвали одной из своих главных задач дальнейшую интернационализацию. На что Вы хотите сделать упор?
Благодаря институтам им. Макса Планка и центрам им. Макса Планка, а также нашим институтам-партнерам за рубежом мы представлены во всем мире. Но именно в Европе мы могли бы еще более повысить свою известность. Поэтому в будущем мы хотим сильнее сотрудничать с другими ведущими европейскими научно-исследовательскими учреждениями, начиная с Оксфордского университета, Швейцарской высшей технической школы в Цюрихе и кончая шведским Каролинским институтом. В то же время важной целью остается общее европейское научно-исследовательское пространство. Но для этого надо дать возможность развернуться потенциалу в Восточной Европе. Здесь мы хотим оказать поддержку в целях развития и популяризовать нашу модель, в рамках которой мы большое внимание уделяем суперкачеству и четким критериям качества.

Если заглянуть в будущее, то какие, по Вашему мнению, сферы исследований приобретут центральное значение в ближашие годы?
Вопросы устойчивого энергопользования и изменения климата наверняка и дальше будут приобретать важность.  В моей научной сфере, биологии, я вижу тенденцию отхода от господства молекулярной биологии и движение в направлении более широкого взгляда на организм в целом. Большим вызовом в почти всех сферах исследований является, однако, «Big Data»: нам надо найти методы того, как генерировать важную информацию из гигантского объема данных.

Интервью взял Йоханнес Гёбель