Между игрой 
и реальностью

Торговля оружием, смерть и горе, современный мир труда: «Римини-протокол» включает в свои инсценировки реальный опыт тех, кто играет.

Актеры – эксперты в показе того, «как если бы». Они входят в роль других экспертов, например по жажде власти, любовным мукам или спасению мира, и выступают в их образах более убедительно, чем это смогли бы сделать сами эксперты. А если прообразы все же пытаются представить самих себя, то их выступление зачастую выглядит нереалистично, ведь в театре эксперты в настоящей жизни – это не более чем дилетанты. На базе этого странного соотношения беспомощной реальности и играемой подлинности немецко-швейцарский постановочный коллектив «Римини протокол» создал особые сценические форматы. Начиная с 2000 г. Хельгард Хауг, Штефан Кеги и Даниэль Ветцель работают с реальным опытом.

В пьесе «Карл Маркс: Капитал, первый том» 2006 г. это были впечатления специалистов, когда-то по работе имевших дело с этим историческим произведением. В «Deadline» (2003) в центре внимания были эксперты по смерти, в «Sabenation» (2004) – бывшие сотрудники бельгийской авиакомпании Sabena, которая в 2001 г. была вынуждена объявить о банкротстве. Поскольку частный взгляд на тематику этих пьес весьма приветствуется, то те, кто играет, одновременно выступают и в роли авторов драмы. Такая якобы перегрузка для тех, кто не имеет опыта, лишь в редких случаях заканчивается конфузом. «Римини протокол», правда, сознательно учитывает возможность неловкого положения, в котором может оказаться театр дилетантов; ведь он раскрывает ложную видимость играемой реальности в театре. Тем не менее коллективу с его смелыми актерами удается создавать разнообразную череду сцен, в которых обыгрываются реальные темы.

Проблему манипулирования зрителем посредством профессионального давления, как это делает обычно традиционный режиссерский театр, «Римини протокол» тематизирует не только лишь благодаря противопоставлению «дилетанты-эксперты». В рамках второго, регулярно используемого формата три автора и режиссера занимаются дистанционным управлением восприятия посредством технического дистанцирования. С помощью голосов в наушниках зрителей водят по городам или старым аэропортам. Они получают приказы, слышат странные интерпретации обнаруженного окружения, или их побуждают к небольшим игровым сценам на публике. При этом всегда остается вопрос, является ли определяемое сейчас кем-то другим, собственно говоря, подарком или же это скверная демонстрация забвения самого себя.

В самом сложном на сегодняшний день проекте «Римини протокола», отмеченном многими премиями, сочетались дистанционное управление и встреча с экспертами в рамках инсталляции на тему торговли оружием. В большом боксе с различными аутентично инсценированными местами действия, в «Situation Rooms» (2013) /таково и название проекта/, зритель с планшетом в руках встречается с реальными выгодоприобретателями и жертвами бизнеса на насилии. В соответствии с точными указаниями невидимых инструкторов посетители сами входят в роль экспертов по безопасности, жертв огнестрельного оружия или наблюдателей военных эксцессов с применением насилия. Такое информационное ТВ в интерактивном режиме шокирующим образом демонстрирует мощь совершенно новой формы театра «как если бы». «Римини протокол» за последние 15 лет превратил ее в существенный дополнительный элемент европейского театра.