Новая 
зрелость читателя

Интернет изменяет литературную кухню. Читают и пишут все чаще сообща.

dpa/Dedert - Self publishing, social writing

Авторы и читатели в XXI веке приблизились друг к другу. Читатель стал зрелым и выступает как член цифрового читательского сообщества. Что отличает такие сетевые литературные кружки, как «Goodreads» или созданный известным немецким блоггером Сашей Лобо проект «Sobooks» от их аналоговых предшественников, так это зачастую симбиотические отношения между «производителем» и «потребителем», особенно в сфере жанровой литературы. На крупнейшей в Германии Social-Reading-платформе «LovelyBooks» не является чем-то необычным то, что автор исторического романа просит совета у своего цифрового клуба поклонников: «Мне поможет каждый ваш совет, причем совершенно конкретно, сделать мою книгу лучше!». Жанровая литература всегда жила своим идентификаторским потенциалом, а благодаря прямому участию читателей этот принцип можно потенцировать. Автор может заставить читателя не только думать вместе с ним, но и при необходимости вступать с ним в прямой контакт. Таким образом получается как бы опрос потребителей в реальном времени.

И за пределами жанра изменившиеся отношения между читателем и автором побуждают экспериментировать с новыми формами производства и потребления, как это делается, например, в рамках книжного проекта Дирка фон Гелена «Новая версия в наличии». Читатели, которые с помощью краудфандинга участвовали в финансировании его книги, могли сопровождать процесс ее рождения и регулярно получали от автора «обновления», в которых был задокументирован писательский процесс. Правда, они были в основном безмолвными участниками, которые в значительно большей мере, чем в цифровых читательских кругах, отвечали критериям традиционных реципиентов в изначальном смысле слова; и тем не менее их присутствие 
изменило отношение фон Гелена к писательскому процессу: «Чувствуешь себя непричесанным и без косметики. Становятся общедоступными результаты, которые нельзя напечатать. Но именно в этом кроется отличие от аналогового писательского процесса: появляются версии». В результате автор становится менее защищенным от нападок. Не означает ли прозрачность различных этапов создания текста в цифровую эпоху забивание, возможно, последнего гвоздя в гроб 
понятия «гений»?

Подчеркнуть такую «версионность» хотела и группа писателей, которая в начале 2015 г. собралась в блоге «Hundertvierzehn», чтобы сообща написать мозаичный роман «Две девушки на войне». В неделю рождались три текста, которые могли обрабатываться на виду у публики и комментироваться другими авторами. «Будут ли меня – ведь каждый пишущий будет иметь, пожалуй, доступ к моему тексту – тут же зачеркивать, писать на этом месте свой текст и вообще все переписывать?», – задается вопросом Катрин Рёггла в поле для комментариев. И: «И является ли это уже материалом для книги?» Автор критикует тем самым не только те представления о культуре как о программном обеспечении, которые фон Гелен положил в основу своего проекта, но и задает одновременно принципиальный вопрос о новом авторстве в контексте виртуальной одновременности. Есть ли у романа, есть ли у авторства будущее в коллективном пространстве интернета, лишенном связи со временем?

Понятие литературы за последнее десятилетие получило заметное расширение – не всегда в пользу литературного качества – и привело к появлению нового типа писателя, который изучает шансы и границы новой публичности. Цифровое экспериментальное пространство для авторов, читателей и не в последнюю очередь издательств велико, и его возможности далеко еще не исчерпаны.