О неожиданном успехе несовершенного

Книга, театральная пьеса, а теперь еще и фильм – «Чик» уже сейчас стал классикой. Его большим успехом был больше всего удивлен, пожалуй, сам автор.

dpa/Aristidis Vafeiadakis - Fatih Akin
Фатих Акин был в полном восторге, когда прочитал роман Вольфганга Херрндорфа о подростках «Чик» вскоре после его выхода в свет в 2010 г. Все в этой истории впечатлило немецкого режиссера, и вскоре он приложил усилия к тому, чтобы заполучить права на экранизацию. Прибегнув к необходимой и всегда желанной автором свободе творчества, Акин превратил взятый за основу роман в ­динамичный роуд-муви. В наполненном особой атмосферой фильме рассказывается о двух подростках, которые за несколько дней узнают о жизни больше, чем за весь предыдущий учебный год. Но из-за этого его никак нельзя назвать фильмом для подростков.
 
За маленькое чудо под названием «Чик» немецкая литература должна быть благодарна одному трагическому обстоятельству. Незадолго до того, как весной 2010 г. Вольфганг Херрндорф просматривал свои незаконченные проекты, решая, какие из них можно было бы опубликовать в кратчайшие сроки, у него была обнаружена опухоль мозга. Ни один врач не мог сказать, сколько ему еще осталось жить. И он решил переработать написанный шесть лет тому назад (за несколько дней) 150-страничный роман о подростках. 
 
Чик – это, собственно говоря, Андрей Чихачев, поздний переселенец немецкого происхождения из России и новичок в классе, где учится 14-летний Майк Клингенберг, от имени которого ведется повествование. Чик – выходец из неблагополучной среды; у стоящего особняком Майка родители, правда, с деньгами, но отец проводит отпуск с любовницей, а мать лечится в клинике от запоя. Начинаются летние каникулы, и Чик крадет старенькую ­«Ладу» российского производства. Вдвоем они отправляются из Берлина на юг. Подростки  попадают в причудливый мир добычи ­бурого угля в открытых карьерах, встречают удивительно приветливых людей, становятся причиной несчастных случаев и постоянно убегают от полиции. Ничего действительно неожиданного в этом романе нет, и все же все в нем потрясающе свежо и рассказывается так, как будто происходит впервые в истории человечества. 
 
У Херрндорфа было двойственное отношение к истории Майка и Чика. «Годятся ли на что-то с трудом составленные за последние недели главы, я не знаю», – писал он в своем дневнике-блоге «Работа и структура». Этот роман – большей частью «сомнительная в стилистическом плане школьная проза с идеями, собранными со всего мира, и как целое, не имеющее своей структуры». Возможно, однако, именно то обстоятельство, что Херрндорф хотел как можно скорее опубликовать книгу, и способствовало ее успеху; ведь у него почти не оставалось времени на повторное переосмысление и редактирование. В уже напечатанной книге автор, к своему ужасу, находит ошибки в плане содержания. При этом источником волшебства романа и является, в частности, это самое несовершенство, эти  несглаженные углы и всякие прочие странности. К удивлению автора, роман после выхода в свет в начале октября 2010 г. снискал почти исключительно позитивные отклики критиков. Фелицитас фон Лёвенберг предрекала в газете «Frankfurter Allgemeinen Zeitung»: «И через 50 лет эта книга будет романом, который мы захотим прочитать». 
 
И действительно за очень короткое время «Чик» стал классикой. Его победное шествие объясняется тем, что в романе затрагивается духовный мир образов и чувств, присущих каждому человеку. Довольно редко бывает так, что фавориты критиков становятся любимцами читателей, но коммерческий успех «Чика» не заставил себя долго ждать. Роман Херрндорфа был отмечен многочисленными призами и опубликован уже в 26  странах. 
 
Когда в 2013 г. автор сдался в борьбе с опухолью и покончил жизнь самоубийством, было продано уже свыше миллиона экземпляров книги. Еще более удивителен, пожалуй, сценический успех романа. В редакции драматурга Роберта Коалля «Чик» (764 спектакля в 29 инсценировках) стал самой частой постановкой в сезоне 2012/2013 гг. И в последующие годы камерный спектакль в стиле роад-муви побил Гёте, Шиллера и Шекспира своими впечатляющими цифрами зрителей. 
 
Можно предполагать, что только что вышедшее в свет иллюстрированное издание Лауры Ольшок станет не последней попыткой воссоздать характеры Херрндорфа с помощью изобразительных средств. Экранизация романа Фатихом Акином также прибавит популярности книге. Майк и Чик, пара друзей, так не похожих друг на друга, помогают хранить память о чудесном авторе, который, возможно, никогда бы не завершил свою книгу, не будучи больным.