Две недели полные благодарности

Тысячи людей в Германии принимают у себя беженцев из Украины – мы посетили одного из таких людей.

Сабине Нитман (слева.), Свитлана Шевченко и Анжелика Олефиренко.
Сабине Нитман (слева.), Свитлана Шевченко и Анжелика Олефиренко. Rolf Oeser

Когда стюардесса Сабине Нитман пришла домой, в квартире пахло вкусной едой: в кастрюле ждал борщ с говядиной, хлеб с салом и огурцами или перловая каша с маслом и солью – типичная украинская еда. Жест благодарности со стороны гостей, которые бежали от войны в Украине из Киева. И получился маленький культурный шок, когда вегетарианка Нитман на смеси английского, французского и языка жестов по-дружески сообщила, что она к-сожалению вообще не ест мяса.

В начале марта Нитман разместила у себя во Франкфурте-на-Майне в квартире величиной 80 квадратных метров 50-летнюю учительницу Анжелику Олефиренко и ее мать, 71-летнюю Свитлану Шевченко, исполнительного директора Национального хореографического колледжа в Киеве. Сразу после начала войны она зарегистрировалась в „Elinor“, одном из многочисленных сообществ, подыскивающих людей, которые в частном порядке хотели бы принять у себя украинских беженцев. В ее гостиной есть раскладывающийся диван – место для двоих. Как только она зарегистрировалась, поступил запрос от одной знакомой: мама и бабушка Дарьи Олефиренко, живущей в Германии учительницы балетных танцев, приехали из Киева и нуждаются в ночлеге,- в маленькой квартире Дарьи места недостаточно.

Ощущаешь такое сильное чувство беспомощности.

Сабине Нитман

34-летняя Сабина Нитман сразу согласилась. „Мне с момента начала войны стало ясно, что я хочу помочь“. Сначала она пожертвовала деньги и одежду. „Ощущаешь такое сильное чувство беспомощности, когда сидишь перед телевизором и видишь эти ужасные картины войны и множество беженцев“,- говорит она. Первую ночь после полного приключений и длившегося пять дней бегства обеих женщин из Киева она провели к крошечной квартиры Дарьи, а на следующий день во второй половине дня приехали к Сабине Нитман. Ей на следующий день пришлось не пять дней улететь в Южную Африку, так что квартира оказалась пока в их полном распоряжении. Она еще успела быстро наладить интернет-связь, потому как это в данный момент означает для беженцев возможность поддерживать связь с Родиной, с друзьями и семьей. 56-летний муж Анжелики остался в Западной Украине, - он как инженер, имеющий армейский опыт, хочет помочь своей стране. „Мы надеемся, что он выживет“,-говорят женщины, сидя за накрытым столом, на котором стоит кофе, - они рассказывают, а потом льются слезы.

„Мы часто просто обнимаем друг друга“, -говорит Сабине Нитман.
„Мы часто просто обнимаем друг друга“, -говорит Сабине Нитман. Rolf Oeser

„Сабина в трудное время подставила нам свое плечо“,-переводит Дарья Олефиренко, учительница балетных танцев. Она по мобильному телефону отслеживала маршрут бегства мамы м бабушки, давала советы, которые находила в интернете, разыскивала через знакомых в социальных сетях тех, кто мог помочь с автотранспортом и ночлегом. От страха и напряжения она даже заболела и от переживаний какое-то время даже не могла работать. «Я просто дышать не могла»,- рассказывает профессиональная танцовщица и хореограф, которая раньше танцевала в Национальном балете в Литве и работала также хореографом в Большом Театре в Москве. Она приехала в Германию два года тому назад, потому что здесь живет ее друг.

Главное, что мы больше не слышим выстрелов.

АнжеликаОлефиренко

Сабине Нитман помогает также при хождении по инстанциям. „Желающие помочь и предупредительные сотрудники были для меня приятным удивлением – все было совсем не так, как это часто изображают“,- рассказывает она. Сотрудница одного из ведомств даже лично поблагодарила ее за то, что она помогает. „Как бы не была ужасна эта ситуация, человечность, которая проявляется повсюду, - это прекрасно“,-говорит Сабине Нитман. Говорить со своими гостями ей много не приходится: „Мы часто просто обнимаемся“. А два раза в день они все вместе смотрят новости, сцены смерти и разрушения, которые входят таким образом в жизнь этого временного маленького сообщества. „Я сначала спрашивала, включать ли мне вообще эти новости, но они хотят все видеть“. Квартира Сабине Нитман находится рядом с большой городской магистралью, от которой исходит сильный шум автомобилей и скрежет трамваев. Хозяйка квартиры поначалу спрашивала, не нужны ли гостям затычки для ушей или маска для сна. „Самое главное, что мы больше не слышим выстрелов“, - был гнетущий ответ.

Благодарность и предостережение одновременно – цвета Украины.
Благодарность и предостережение одновременно – цвета Украины. Rolf Oeser

Рассказ о том, как они бежали, все еще вызывает у обеих женщин переживания: сначала на машине, но улицы были забиты, потом двенадцать часов ожидания поезда из Киева, но тот было абсолютно переполнен. На машине, на автобусе, при помощи добровольных помощников, которые на своей машине провезли их большую часть пути через Польшу в направлении Чехии, затем они наконец добрались до Праги, потом до Дрездена и оттуда до Франкфурта. Спать они все еще почти не могут. Но готовность людей в Германии помогать их просто потрясает.

Одна ученица Дарьи нашла знакомую, у которой есть пустующая меблированная квартира, квартплату та снизила, так что цена приемлема. Они все еще по-прежнему не могут поверить своему счастью, их буквально осыпают предложениями принести посуду и столовые приборы, постельное белье и одежду. При том что у них с собой была смена одежды на один день и документы. По дороге в Германию и во Франкфурте они встретили столько удивительной готовности помочь и столько доброжелательности! Обе гостьи то и дело повторяют, насколько они благодарны. «Любовь между людьми – вот то, что действительно ценно во время таких катастроф как эта война»,-говорит Дарья.

Дарья Олефиренко навещает своих бабушку и маму у Сабине Нитман.
Дарья Олефиренко навещает своих бабушку и маму у Сабине Нитман.
Rolf Oeser

Около трех миллионов человек сегодня на Украине являются беженцами и день ото дня их становится больше. Примерно 150.000 человек их них к середине марта приехали в Германию. Кому не повезло найти пристанище у родственников, друзей или у готовых помочь частных лиц, находит приют в школьных спортзалах и других помещениях, которые городские управления и органы местного самоуправления очень быстро оборудовали складными кроватями, снабдили одеялами и гуманитарной помощью, которую пожертвовало население. Различные частные инициативы имеют массу предложений для помощи беженцам. После того, как обе женщины уедут из ее квартиры, Сабине Нитман хотела бы два недели передохнуть. Потом она снова хочет принять у себя новых беженцев.

© www.deutschland.de

You would like to receive regular information about Germany? Subscribe here: