Взглянуть на Берлин по-новому

Экскурсия по городу с Хамди Кассаром: сириец и другие беженцы показывают свой Берлин.

Hamdi Kassar
Anika Büssemeier

Deutschland. Раньше Хамди Кассар часто поднимался на гору Касьюн на окраине Дамаска. Оттуда он мог любоваться городом сверху: его запутанностью, мечетями, старой частью с ее рынками и узкими улочками. В Берлине ему не сразу удалось найти похожее место: им стал холм в Викторияпарке в районе Кройцберг.

Это теплое воскресенье позднего лета он проводит, однако, сначала в районе Нойкельн, где договорился встретиться с группой берлинцев и гостей столицы на улице Карл-Маркс-штрассе. «Привет, меня зовут Хамди», – приветствует на английском языке своих гостей 27-летний сириец, одетый в синюю рубашку и кроссовки. «Должен вас предупредить, – говорит он, с улыбкой поправляя очки. – Еще моя мать говорила, что я могу говорить беспрерывно».

Карл-Маркс-штрассе очень напоминает мне Дамаск

Hamdi Kassar

Экскурсии под названием «Беженцы показывают свой Берлин» организовывает  объединение «Кверштадтайн», предлагающее также прогулки с бездомными.  Федеральный центр политического просвещения оказывает проекту финансовую поддержку. Во время экскурсии с Кассаром никто не ждет прогулки по обычным туристическим адресам. Он и семь других беженцев водят людей в те места, которые приобрели для них важное значение и запали им в душу.

 

То, что таким местом для Кассара стала загруженная машинами, окруженная закусочными киосками и пыльными стройками Карл-Маркс-штрассе, может поначалу вызвать удивление. Но здесь он особенно сильно ощущает тоску по родине – и одновременно находит некоторое утешение. «Эта местность очень напоминает мне Дамаск», говорит Кассар, поворачивая в узкую улочку.

Селфи во время бегства

Экскурсовод рассказывает гостям и историю о себе. О том, что, несмотря на войну, он сначала не хотел покидать Сирию, но после одной пережитой опасности все же бежал из страны, не имея какой-то конкретной цели, «лишь в надежде найти мирное место». О том, как в Турции он со страхом сел в переполненную резиновую лодку, направлявшуюся в Грецию, как страх смерти гнал его пешком по Венгрии и как он летом 2015 г. добрался до Берлина. Каждый десятый сирийский беженец (и даже больше) живет сегодня в Германии, но семья Кассара и его невеста находятся все еще в Дамаске.

Он показывает селфи, сделанные во время бегства: усталым, но оптмистично настроенным выглядит на них молодой человек с шестидневной бородой.  Его лицо знакомо большинству сирийцев. «Многие знали меня как ведущего утренней передачи на ТВ «Good Morning Дамаск» и как репортера сирийского национального телевидения», – говорит экскурсовод, подходя к Зонненаллее.

Участники из Нойкельна

Сирийская закусочная, арабский супермаркет, общежитие для беженцев: Кассар останавливает во многих местах и поясняет насколько важна Зонненаллее для него и его соотечественников. Беженцы часто называют ее «Арабской улицей», так как на ней очень много ливанских и сирийских магазинов.

Кассар любит экскурсии по городу. Они важны для него в том плане, что он знакомится с немцами и может обменяться мнениями. «Я смотрю на свой район теперь по-другому», – говорит одна из участниц, проживающая в Нойкельне. Своих родителей, только что приехавших в гости из Вюрцбурга, она также привела на экскурсию. 

Несмотря на радость, приносимую экскурсиями по городу, для Кассара важное значение сохраняет его профессия. Он работает в Федеральном ведомстве печати и информации и проходит практику в арабской редакции Deutsche Welle. Кассар уже брал интервью и у федерального канцлера Ангелы Меркель. Но пройдет еще много времени, прежде чем он обретет прочные знания немецкого языка, чтобы работать журналистом в Германии.

«Это непросто – вжиться в новое общество, – говорит Кассар перед расставанием. Все начинается уже с еды и напитков. – Я даже попробовал глинтвейн. Но колбаска карри – это не для меня».

© www.deutschland.de