«Я рассматриваю себя как проводника»

Уполномоченная по вопросам интеграции Айдан Озогуз – первый член Федерального правительства турецкого происхождения. Беседа о политических целях и личной роли политика

picture-alliance/dpa - Aydan Özoğuz
picture-alliance/dpa - Aydan Özoğuz picture-alliance/dpa - Aydan Özoğuz

В апреле 2014 г. Федеральное правительство приняло решение о двойном гражданстве. Какой знак Вы хотели подать, вводя двойной паспорт?
Речь идет о простой реальности, в которой живут многие молодые люди в Германии. Дети, рожденные в семьях мигрантов и выросшие в Германии, больше не должны выбирать между Германией и страной происхождения их родителей. Я очень благодарна федеральному канцлеру Йоахиму Гауку за то, что он в своей речи по случаю принятия Основного закона 65 лет назад дал однозначно понять, что все эти разнообразные идентичности необходимо принять как таковые, не принуждая никого к враждебному жизни пуризму. Недавно в Ведомстве федерального канцлера я встречалась с молодыми людьми, которых еще коснулась обязанность выбора между двумя гражданствами. Они рассказали о множестве новых проблем, возникших вследствие этого положения. Поэтому каждому, кто все еще сомневается, я советовала бы прислушаться к этим людям. После этого им станет ясной вся абсурдность этого положения.


Сохранить немецкий паспорт помимо паспорта страны происхождения своих родителей имеет право лишь тот, кто вырос в Германии. Почему так называемая обязанность выбора гражданства не отменена совсем?
К сожалению, в ходе коалиционных переговоров нам не удалось достичь согласия по этому вопросу. Но можете мне поверить, что мы занимали принципиальную позицию в переговорах. Все-таки наше решение о двойном паспорте фактически означает отмену обязанности выбора для подавляющего большинства молодых людей. Я исхожу из того, что до полной отмены этого положения осталось не так уж и много, как и до признания в общих чертах множественного гражданства. При всей радости от достигнутого прогресса я понимаю озабоченность тех, кто все еще опасаются утратить германскую идентификацию и идентичность. Убедить их в том, что новое положение о двойном гражданстве идет нашей стране, нашему открытому и современному обществу во благо, – одна из моих задач на посту Уполномоченной Федерального правительства.


Вы говорите о «смене парадигм» в интеграционной политике не только в плане множественного гражданства. Что Вы имеете в виду?
Я потребовала смены парадигм в связи с правом гражданства. Речь идет о следствиях, которые вытекают из признания того факта, что мы являемся страной иммиграции и обществом иммиграции. Недавно ОЭСР назвала нас самой привлекательной для иммигрантов страной после США. Если мы знаем о том, что люди приезжают, чтобы остаться, нам необходимо сделать еще один шаг и признать, что все эти мужчины, женщины и дети – часть нашего общества. Поэтому нам необходим разумный механизм регулирования, который позволил бы обеспечить иммигрантам участие в жизни общества и политических институтах. Качественными скачками на этом пути стали Закон об иммиграции 2005 г. и модернизация права о гражданстве 1999/2000 г. В этом ряду следует назвать, конечно, и четкие сигналы сверху вроде Саммита по интеграции, проведенного федеральным канцлером Ангелой Меркель, Национального плана интеграции и возведения Уполномоченного Федерального правительства в ранг госминистра в Ведомстве федерального канцлера. Все это шаги в правильном направлении. Но мы не должны бояться идти по этому пути дальше.

Какие еще политические проекты для Вас особенно важны?
Прежде всего следует сказать, что Коалиционный договор предусматривает еще ряд мер. Важный момент – улучшение интеграции многих молодых людей с миграционным прошлым на рынках образования и труда. Мы видим, что выгоды от наших рекордных показателей занятости в Германии получают не все. Есть много содержательных моментов и в нашей политике по отношению к беженцам. В частности, я имею в виду бессрочное право пребывания для людей, уже проживших в Германии многие годы. У нас все еще очень много людей с негарантированным статусом пребывания в Германии. Они годами живут со страхом однажды оказаться перед необходимостью покинуть страну, потому что в один прекрасный момент может исчезнуть препятствие для отправки их на родину. Так вот, от новых правил пребывания могут выиграть до 80 000 человек. В это число входит множество детей, которые родились здесь и вполне благополучно учатся в германских школах.

Как обстоит дело с культурой доброжелательного приема в Германии, как можно ее улучшить?
В этой области уже кое-что сделано, но остается еще много нерешенных проблем. Я очень хотела бы, чтобы иммигрантам быстрее помогли интегрировать в германское общество. Возьмем, к примеру, деятельность учреждений, занимающихся вопросами мигрантов: во многих коммунах культура доброжелательности присутствует уже на административном уровне. Существует множество тесно связанных друг с другом структур и вышколенных сотрудников. Начинаешь понимать, что действительно нужно людям, которые приезжают в нашу страну. Примечательно, что и политическое руководство в этих коммунах ранее ясно высказалось за этот путь. Но в ходе визитов мне, к сожалению, приходится встречаться и с такими учреждениями, где существует масса формальностей и препятствий, затрудняющих нормальную интеграцию иммигрантов.

Вы первый член кабинета министров германского правительства, чьи родители иммигрировали из Турции. Вы чувствуете себя первопроходцем или Ваше призвание – это просто некое выражение нормальности?
Можно сказать, и то, и другое. Всплеск интереса к моей персоне говорит о том, что в моем призвании есть что-то необычное. В то же время в нашем обществе появляется все больше людей с миграционным прошлым, что видно даже на примере депутатов в земельных парламентах и в Бундестаге. Естественно, я рассматриваю себя как проводника, и мне эта роль по сердцу. Если я своей работой смогу убедить людей в том, что для занимаемой должности абсолютно безразлично, откуда ты, твои родители или твои бабушка с дедушкой родом, то мы сделаем еще один шаг в нужном направлении. Помню, как когда-то в парламенте Гамбурга нас таких было двое. А сегодня там – ни много, ни мало – на 300% больше членов с миграционным прошлым.

В последние годы занимаемая Вами должность приобрела большое значение. Сейчас у Вас больше возможностей, чем у Ваших предшественников?
Хорошо, что я принимаю участие в заседаниях кабинета. Благодаря этому я непосредственно вовлечена в обсуждение всех касающихся миграции законопроектов. Вместе со своим рабочим штабом я отслеживаю все законы, которые воплощает в жизнь главным образом Министерство внутренних дел. Естественно, что это дело совсем непростое. Я очень серьезно отношусь к своим обязательствам и в случае сомнений не боюсь вступать в дискуссии. При этом хочу заметить, что наше сотрудничество с министром внутренних дел Томасом де Мезьером чрезвычайно конструктивно. Еще мне помогает то, что как Уполномоченная по вопросам интеграции и госминистр в Ведомстве федерального канцлера я наделена четкими законными полномочиями.

Согласно ОЭСР, Германия сделала большой прогресс в плане интеграции, но у детей из семей мигрантов все еще гораздо меньше шансов, например, в школе или в профессиональном обучении. Как Вы думаете бороться с этим неравенством?
Самое страшное, что даже молодые люди с действительно хорошими аттестатами реже устраиваются в профтехучилища именно потому, что они происходят из семей мигрантов. Я не готова мириться с тем, что эти молодые люди имеют затрудненный доступ на рынок образования или на долгие годы оказываются головной болью Федерального агентства по труду. Поэтому я решила, что профессиональное образование станет главной темой мой работы в этом году. Одна из моих целей – создание большего числа мест для профессионального обучения этих молодых людей. Я хотела бы, чтобы сами предприятия предоставляли такие места, и чтобы мы целенаправленно боролись с существующей дискриминацией молодежи с якобы чужими для немецкого уха именами. Я очень рада тому, что меня поддерживает федеральный канцлер Ангела Меркель. В конце года пройдет очередной саммит по вопросам интеграции, который будет посвящен теме профобучения.

Интервью: Хелен Зибум

АЙДАН ОЗОГУЗ
Депутат от партии СДПГ с декабря 2013 г. является Уполномоченной Федерального правительства по вопросам миграции, беженцев и интеграции и выступает в ранге госминистра в Ведомстве федерального канцлера. С 2009 г. она является членом Бундестага. Ранее она проработала более 15 лет в Фонде Кёрбера, где координировала проекты по интеграции. Айдан Озогуз родилась в 1967 г. в семье турецких предпринимателей. Живет со своей семьей в родном Гамбурге.