Эффективно бороться с причинами бегства

Многие беженцы отправляются в Европу, потому что не видят перспектив у себя на родине. С решения этой политической проблемы начинается борьба с причинами бегства.

Г-жа Гжески, Вы руководите созданным в 2015 г. при МИДе координационным штабом «Бегство и миграция». В чем заключается Ваша задача?

Мы установили, что тема «Бегство и миграция» касается почти всех сфер деятельности МИДа – европейской политики, гуманитарной помощи, политики в области культуры и образования. Поэтому задача нашего штаба – координировать все усилия МИДа в области миграционной политики. Коммуникация с нашими посольствами в странах происхождения и транзитных странах – ключ к оценке ситуации и степени эффективности мер по преодолению кризиса. Помимо этого мы представляем МИД по миграционным вопросам в ходе координационных встреч Федерального правительства, а также на стадии подготовки международных конференций вроде Саммита Европейского Союза (ЕС) в Валетте с африканскими странами.

В Германию прибывает, прежде всего, много сирийцев. Едва ли стоит рассчитывать на то, что удастся быстро справиться с причинами. Какие цели преследует внешняя политика Германии в плане решения вопроса беженцев на Ближнем Востоке?

Естественно, прежде всего, речь идет о стабилизации ситуации в Сирии. Мы работаем над этим. Министр иностранных дел Штайнмайер провел в последние месяцы множество непростых консультаций в Эр-Рияде и Тегеране, в Анкаре, Бейруте, Аммане и Вене. Венские консультации впервые дали какую-то надежду. Решение бежать в Европу, невзирая на все трудности, принимается в ситуации отсутствия перспектив и шансов на получение образования детьми. Наша долгосрочная поддержка людей в регионе начинается именно с этого. В краткосрочной перспективе германские посольства в странах происхождения и транзитных странах возлагают надежду на просветительские кампании, которые должны изменить идеализированное представление о ситуации в Европе.

Какое значение имеют встречи вроде консультаций по Сирии в конце октября 2015 г. в Вене? Принятые на них решения воплощаются в жизнь?

После пяти лет гражданской войны и более 250 000 погибших на горизонте как будто забрезжило решение проблемы. В конце октября в Вене впервые за одним столом встретились все главные действующие лица. Встреча показала: серьезная попытка остановить раскручивание спирали насилия и хаоса приносит плоды. Впервые удалось достичь и взаимопонимания по вопросу пути деэскалации конфликта. Естественно, все это только начало. Но, к счастью, это первый шаг в политическом процессе, который приближает нас к решению конфликта.

В африканских странах, из которых в Европу также отправляются очень многие, требуются, естественно, другие стратегии предотвращения бегства. Где здесь включается политика?

На саммите в Валетте в середине ноября между главами правительств ЕС и 33 африканскими государствами чувствовалась уверенность в том, что вызовы можно преодолеть только вместе, при условии, что мы будем бороться с причинами бегства, усиливать защиту беженцев и противодействовать нерегулярной миграции. Важно поддерживать тех, кто хочет вернуться, создавать для них длительные перспективы на родине. Также важно предоставить молодым людям шансы на образования. Для этого у нас есть в распоряжении средства из созданного в Валетте трастового фонда ЕС для помощи Африке.

Бороться с причинами бегства, чтобы никому не пришлось покидать свою родину – задача германской дипломатии, причем не новая. То же касается и сотрудничества в сфере развития. Есть ли удачные, с Вашей точки зрения, инициативы по предотвращению бегства?

Покидать родину людей заставляют условия жизни, и прежде всего, отсутствие безопасности и государственной системы. Если мы как-то сможем изменить условия жизни, то и люди поверят, что на родине у них есть будущее. Вот недавний пример: в Ираке после освобождения города Тикрит от террористов ИГ удалось за счет быстрой помощи восстановить базовое обеспечение города. Мы поспособствовали тому, чтобы около 80% всего населения города вернулось в Тикрит.

В странах происхождения распространены ложные представления о «европейском рае». Как с ними бороться?

Мы разработали ряд агитационных кампаний, специально опровергающих информацию, распространяемую нелегальными перевозчиками. Наша цель – сформировать в странах происхождения и транзитных странах реалистичное представление о процедуре приема беженцев в Германии. Люди, находящиеся и без того в трудных условиях, не должны обманываться насчет своих перспектив. Мы задействуем самые разные каналы – от интервью с нашими послами и объявлений перед посольством в Бейруте по громкоговорителям до твитов и постов в социальных медиа. В Кабуле и Мазари-Шарифе мы, например, развесили крупноформатные плакаты с надписью «Leaving Afghanistan – are you sure? Thought it through?», чтобы люди не принимали спонтанных решений о бегстве.

В Европе ведется острая дискуссия по проблемам беженцев. Однако de facto большинство беженцев оказывается не в благополучных западных странах, а в таких странах, как Пакистан, Ливан, Иордания, Иран, Турция. Какая поддержка предусмотрена именно для этих стран?

Турция – ключевое государство в борьбе с нынешним миграционным кризисом. С начала гражданской войны в Сирии она приняла свыше 2,2 млн. беженцев и остается важнейшей транзитной страной для тех, кто направляет в ЕС. Как и в других странах, соседствующих с Сирией, мы активно сотрудничаем здесь с нашими партнерами в области гуманитарной помощи вроде Комиссариата ООН по делам беженцев (UNHCR) или Германского Красного креста. Задействовать локальных партнеров важно потому, что это позволяет облегчить прием беженцев на местах. Здесь же стартовая площадка для проектов в сферах предотвращения кризисов и преодоления конфликтов. Наши проекты в сфере продуктового снабжения или школьного образования стремятся улучшить жизнь людей и создать условия для достойной и независимой жизни.

Какие моменты в политике ЕС в отношении беженцев и мигрантов Германия могла бы усилить?

Кризис с беженцами – это общая задача, которая касается всех европейцев. Строительством заграждений ее не решить. Вместо этого следует выработать единые правила в европейской политике в отношении лиц, ищущих убежища, усилить европейское агентство по защите границ Frontex и Европейское бюро поддержки по вопросам предоставления убежища (EASO), у которых сейчас просто не хватает сотрудников. Мы постоянно обращали внимание на проблему обеспечения внешней границы ЕС. Кроме того, прибывающие беженцы должны проходить регистрацию и проверяться в так называемых «Hotspots» и лишь оттуда отправлять в страну назначения. Странам вроде Италии и Грации также требуется поддержка ЕС и других стран-членов.

Будут ли теракты 13 ноября 2015 г. в Париже иметь последствия для Вашей работы?

После терактов в Париже нам нельзя совершить ошибку и смешать две темы – борьбу с терроризмом, с одной, и бегство и миграцию, с другой стороны. Угроза нашей безопасности и свободе исходит от исламских террористов, а не от людей, которые как раз бегут от террористических организаций вроде ИГ и ищут у нас защиту. На фоне ужасных событий в Париже мы, европейцы, должны объединить свои усилия, чтобы террористы не могли использовать потоки беженцев в своих целях.

Считаете ли Вы, что миграционное давление на Европу снизится в ближайшее время?

Ввиду нынешних масштабов миграционного потока едва ли возможно делать какие-то предсказания относительно будущего развития ситуации. В предыдущие годы количество беженцев в зимний период, как правило, уменьшалось. По крайней мере, Федеральное правительство старается снизить миграционное давление. Федеральное ведомство по делам миграции и беженцев усиленно работает над ускорением процесса присвоения статуса лица, имеющего убежище, чтобы скорее интегрировать в общество тех, кто имеет право на защиту, а тех, кто не имеет этого права, вернуть обратно в страну происхождения. Если политическая стабилизация в кризисных регионах и долгосрочные проекты в странах происхождения окажутся эффективными, все меньше людей будет решаться на бегство, и наплыв на страны ЕС схлынет.

БЕАТЕ ГЖЕСКИ

Уполномоченная по вопросам бегства 
и миграции

Интервью: Жанет Шайян