Интервью Ульриха Фукса, вице-директора программы «Марсель – столица Европейской культуры», порталу DE

Немецкий культурменеджер о культуре как моторе развития столицы Европейской культуры Марселя.

Ulrich Fuchs, Marseille
picture-alliance - Ulrich Fuchs, Marseille

Господин Фукс, Европейская культурная столица Марсель до сих пор была у всех на слуху как оплот насилия, наркоторговли и бандитских войн. Как культурная программа может изменить имидж южной столицы?

Дурная слава Марселя – идеальная предпосылка для того, чтобы город стал Культурной столицей. Этот титул, присуждаемый Европейским Союзом, задуман не как награда, не как еще одна корона на голове принца, но как своего рода стипендия, которая даст лягушке шанс превратиться в принца. Все предыдущие культурные столицы тоже имели непростое прошлое. Поэтому наша задача – изменить реальность и ментальность, сделать культуру мотором развития. Жители Глазго говорят, что если бы не этот титул, полученный 13 лет назад, они не смогли 
бы так быстро выйти из кризиса. А бурогомистр города Лилля считает, что благодаря этому титулу город за один год проделал путь, на который понадобилось бы минимум 10 обычных лет. Вот этого же мы ждем и от «Марселя-Прованса-2013».

Марсель – это не только ворота Европы в Средиземноморье, но и горячая точка миграции...

Но ведь это тоже связано с богатством нашего континента! Марсель географически расположен ближе к Алжиру, чем к Парижу, что оказывает свое влияние на характер города и является одной из причин выбора в пользу региона Марсель-Прованс. В программе «MP 2013», равно как и в экспозициях новых музеев сделан акцент именно на Средиземноморском регионе. Поэтому мы много работаем с культурными учреждениями и художниками из Алжира, Марокко, Туниса, Египта, Израиля и Палестины. Речь идет об очень насыщенной программе, включающей в себя 900 проектов.

Французы избрали на роль вице-директора своей Культурной столицы немца. Дружба между Германией и Францией возникла 50 лет назад – как это обстоятельство отражено в программе?

Мы действительно посвятили несколько мероприятий амбивалентной теме германо-французских отношений, и это предмет моей гор­дости. Иногда удивляешься поворотам истории. 22 января 2013 г. исполнилось 50 лет с 
момента подписания Елисейского договора. А 23 января мы вспоминали 70-летнюю годовщину разрушения национал-социалистами квартала «Panier», старейшего в Марселе. Все жители были интернированы в лагерь. А ведь этого не знают многие немцы, и даже французы! Поэтому мы посвятили этому событию выставку «Memoires – Exil». Еще для меня очень дорог проект аллеи воспоминаний «Ici Meme», который, подобно каменным стелам в Германии, напоминает об убитых нацистами евреях и рассказывает об одной из страшных страниц в истории города во время Второй мировой войны. В течение всего года здесь будут проходить выставки, посвященные германской оккупации и французскому Сопротивлению. После открытия нового Музея цивилизаций Европы и Средиземноморского региона (MuCEM) в июне пройдет двухдневная культурная программа под названием «Marseille Transit», где будет показан фильм «Транзит» Рене Аллио, прочитаны отрывки из одноименного романа Анны Зегерс и продемонстрированы фотографии 1940-х – того времени, когда город был транспортировочным пунктом для беженцев из стран, занятых национал-социалистами.

В бывшем французском лагере для интернированных Les Milles неподалеку от Экс-ан-Прованса тоже пройдут мероприятия…

Да, это очень важное место, вызывающее множество дискуссий. В сентябре 2012 г. там был открыт мемориал. В этом бывшем кирпичном заводе по приказу правительства Виши начиная с 1939 г. помещались немецкие жители, в том числе множество еврейских эмигрантов и преследуемых интеллектуалов вроде Лиона Фейхтвангера и Альфреда Канторовича. Позднее он превратился в концлагерь для депортаций. Мемориал должен напоминать о том, что не должно больше повториться. Наши проекты включают в себя, в том числе, выставки работ интернированных художников вроде Макса Эрнста, Ханса Бельмера, Вольса или Антона Редершайдта.

Как население воспринимает этот экскурс в германо-французское прошлое?

Очень позитивно. Марсельцы, включая политиков, отнеслись к моей работе (а я принимал личное участие в множестве проектов) с большим уважением, часто предлагали мне помощь. Старые борцы Сопротивления удостоили меня отдельной благодарности. Мне как немцу, рожденному после войны, казалось совершенно естественным уделить внимание этой теме, этой эпохе.

В организации многих проектов участвовал Институт им. Гёте?

Присуждение Марселю титула Культурной 
столицы очень удачно совпало с решением Института им. Гёте вновь открыть там свое представительство, закрытое в 1997 г. Институт уже принял участие в нескольких удачных мероприятиях в рамках проекта «MP 2013». Это во многом заслуга очень активного директора парижского отделения института Йоахима Умлаута.

Что останется после того, как отгремит этот фейерверк культуры?

Если наш бюджет позволит финансировать 
работу новых музеев вроде MuCEM (первый национальный музей за пределами Парижа) и после 2013 г., то это будет означать, что мы уже сделали немало для устойчивости инициированных нами проектов. Ведь мы инвестировали в культурную инфраструктуру и урбанистические проекты ни много, ни мало 680 млн. евро, что говорит о гигантских усилиях Марселя не только в рамках департамента и региона, но и в рамках всей Франции. Обратите внимание на урбанистический проект «Euro-Mediterannee», крупнейший в Европе проект реконструкции 
целого городского квартала. Далее, хотелось 
бы, чтобы город и дальше развивался в направлении открытости другим странам. Мы ориентируемся на Лилль: город устраивает раз в два года биеннале при поддержке местной промышленности. Мы надеемся, что Марсель тоже будет проводить международные мероприятия, опираясь на опыт «Марсель-Прованс-2013» и продолжая развивать тему Средиземноморского региона.