Можно ли научиться демократии?

Федеральное агентство политического образования: бывший правозащитник руководит политическим образованием. Читайте о том, как можно научить и научиться демократии.

Томас Крюгер
Томас Крюгер bpb/Martin Scherag

Аможно ли вообще научиться демократии, господин Крюгер?

Томас Крюгер: Демократия сама по себе дана каждому человеку от рождения. У каждого свои интересы, и когда он или она обнаруживает их, будь то в семье, в кругу друзей или соседей, начинается переговорный процесс, в котором необходимо идти на компромиссы. Здесь мы учимся соблюдать демократические процедуры и правила.

А можно ли научить демократии?

Конечно! История политического образования показала, что это очень хороший инструмент для изменения менталитетов и установок в Германии. Союзники после Второй мировой войны потребовали ввести в стране политическое образование. Проще говоря, они хотели сделать демократов из нацистов с помощью образования. Конечно, учение о демократии изменилось и развилось за эти годы. Федерация и земли всегда ориентировались на основные социальные вопросы. Вначале было преодоление нацистского прошлого, затем, в 1970-х годах, началась дискуссия по образованию, потом движение за защиту окружающей среды и мира в 80-х годах и, наконец, с 90-х годов стали обсуждать европейские проблемы. Поэтому темы политического образования всегда связаны с состоянием общества Федеративной Республики.

Нам нужно давать политическое образование, но свободное от партийности. Демократия зиждется на фундаментальном праве на свободу, а у свободы всегда несколько опций.

А Вам самому нужно было учиться демократии?

Да, мне нужно было учиться, и я делал это с удовольствием. Потому что даже в ГДР было «политическое образование». Правда, в форме агитации и пропаганды, чтобы заставить граждан ходить по струнке реального социализма. Но было и неформальное
политическое образование, и вот оно-то мне и нравилось! Многие восточные немцы форми­ровались политически в кружках, за чтением книг, обсуждением злободневных тем, в общении с соседями. Так было и со мной. Я участвовал в движении за мир, в оппозиционном движении 1970-х и 1980-х годов. Мы учитывали все возможные точки зрения, мы читали все, что только удавалось раздобыть. Нельзя недооценивать восточных немцев, они самообразовывались всеми доступными средствами.

А как научить демократии менее заинтересованных людей, у которых, может быть, не такое хорошее образование?

Следует быть более осторожными с терминами, потому что они очень легко приобретают уничижительный оттенок. Но, конечно, политика отражается в разных социокультурных средах на совершенно разном уровне. Мы разработали специальные программы для разных типов школ, чтобы охватить людей, которые не так много читают. Мы используем не столько с текстовые, сколько аудиовизуальные материалы.  

Каждому ребенку в Германии известны методички, выпускаемые в Федеральным агентством...

Возможно. Но трансформации СМИ являются не меньшей проблемой для политического образования. Правда, сегодня мы можем обратиться к людям, которые раньше было вне зоны доступа. Это люди, которые часто воспринимают политику как неизбежное зло, а (школьное) образование – не как историю успеха, а скорее как историю своих собственных неудач. Теперь мы можем сделать им такое предложение, которое ранее было бы невозможно. Например, мы сотрудничаем с частными телеканалами, которые крутят сериалы. На первый взгляд, какая связь с политикой? Но там тоже есть сюжеты на темы экстремизма, правого экстремизма, сегрегации, расизма. И тут мы подключаемся со своими видеосюжетами. Правда, самый большой успех у нас на Youtube. Вместо профессиональных учителей там выступают влиятельные медиа-фигуры, у которых есть свои подписчики. И вот эти Influencer рассказывают о салафизме, экстремизме, правом экстремизме или последствиях падения Берлинской стены.

Но это совсем непростые темы …

Многие формы демократического участия, участия граждан изначально сложны. Приходится иметь дело со сложными процедурами, например, в случае согласования строительных проектов. Исследования показывают, что в них участвуют, как правило, образованные люди. Но формы участия могут быть менее сложными. В качестве примера можно привести «избиркомат» (Wahl-O-Mat), где гражданам дается возможность оценить 38 тезисов и выяснить, какая партия лучше всего представляет их мнение. Этот онлайн-сервис в игровой форме позволяет познакомиться с партийными программами и увидеть, как работает политика. «Избиркоматом» уже воспользовались миллионы людей, он даже стал своего рода демократическим видом спорта. В том числе для людей, которые не занимаются политикой ежедневно. Наша работа заключается в разработке форматов, которые имеют низкие пороги доступа и позволяют людям участвовать в демократии, а не исключать их.

А каков критерий успеха, с Вашей точки зрения?

Высчитывать эффект – вещь сложная, ведь принятие демократии населением зависит не только от политического образования. Но мы можем вычислить, используют ли люди наши предложения. Я также считаю, что политическое образование играет более важную роль с качественной точки зрения. Посмотрите дискуссию о климате, которая интересует многих, причем зачастую именно молодых людей. Многие сформировали свое мнение благодаря брошюрам Федерального агентства, это можно видеть по уровню спроса на них. Мы рассказываем об интересных фактах, объясняем причины некоторых явлений. Политическое образование помогает поднять качество дискуссии до определенного уровня, разобраться с аргументами. Примерно это имел в виду философ Иммануил Кант, когда говорил: «Имей мужество пользоваться собственным рассудком».

А германские политики довольны работой федерального агентства?

Этим вопросом мы не задаемся. Мы занимаемся политическим образованием, независимо от пожеланий какой-либо партии или правительства. Мы одинаково отражаем и позиции правящих партий, и взгляды оппозиции. Организационно мы также защищены от вмешательства различных комитетов. Кроме того, с 1970-х годов наша работа основана на трех принципах. «Заповедь противоречия» обязывает нас размышлять обо всем, что вызывает противоречия в обществе. «Запрет доминирования» требует, чтобы мы обучали без агитации, пропаганды и односторонности. Наконец, мы ориентированы исключительно на учащегося, а значим стараемся развивать у людей аналитические способности и навыки. Политическое образование не вправе быть элитарным. Граждане должны знать достаточное количество аргументов, чтобы сформировать собственное обоснованное мнение. Вы знаете, демократия основана на фундаментальном праве на сво­боду, а у свободы всегда есть несколько вариантов.

Интервью Арндт Фестерлинг

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПОЛИТИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Федеральное агентство политического образования (BpB) подчинено Федеральному министерству внутренних дел и призвано «укреплять демократическое сознание и готовность к политическому участию». Среди наиболее важных публикаций агентства – «Информация о политическом образовании». Кроме того, оно издает многочисленные материалы и брошюры для детей, подростков и взрослых, как в печатном, так и цифровом виде. Есть также видео и информационные бюллетени. BpB организует семинары и конгрессы, участвует на международном уровне в Организации гражданского во­спитания в Европе (NECE) и арабском мире (NACE).

www.bpb.de

© www.deutschland.de

You would like to receive regular information about Germany? Subscribe here: