Что даст саммит G20?

Иностранные корреспонденты о взгляде своих стран на германское председательство в G20 и на саммит «большой двадцатки» в июле в Гамбурге.

Арасели Висеконт: Свободная журналистка, Аргентина

Аргентина видит в G20 и в своем председательстве в ней в 2018 г. шанс представить себя на сцене мировой и финансовой политики структурно в полностью обновленных политическом и экономическом планах. Правительство президента Маурисио Макри, что касается надежд на экономический рост, делает ставку прежде всего на иностранные инвестиции, новые торговые соглашения и рост объема торговли со всеми регионами мира. Аргентина задалась целью сделать приоритетными не только такие темы, как образование, гендерное равенство и борьба с коррупцией, но и прежде всего инвестиции в инфраструктуру и увеличение занятости и таким образом продолжить традиции германского председательства в G20, которое в политическом плане и в этом смысле было весьма незаурядным. Страна ожидает также от него импульсов для бирегиональных инициатив по свободной торговле, например между ЕС и Латинской Америкой. Как и Германия правительство Маурисио Макри претендует на то, чтобы в рамках G20 выступать за инклюзивные и устойчивые стратегии роста.

ОБ АВТОРЕ

Арасели Висеконт пишет для различных латиноамериканских СМИ из Германии, в том числе для издающейся в Буэнос-Айресе ежедневной газеты Clarin, самой 
популярной газеты в 
Аргентине.

Шого Акагава: Nikkei, Япония

Федеральный канцлер Ангела Меркель агитирует за свободу торговли, но кто мог бы стать партнером Германии? Азия могла бы предложить себя. Азия, и прежде всего Япония, находится по отношению к США в том же положении, что и Германия. Из-за девиза «America first» администрация Дональда Трампа ставит под вопрос важные многосторонние торговые соглашения, как, например, Транстихоокеанское партнерство (Trans-Pacific Partnership, TPP) и запланированное между США и ЕС Трансатлантическое соглашение о свободной торговле (Transatlantic Trade and Investment Partnership, TTIP). Азия и Германия должны упорно пытаться убедить США в том, что свободу торговли надо защищать. Теперь G7 и G20, саммиты которых пройдут в конце мая и в начале июля в Европе, должны доказать свое право на существование. Если Германия будет искать важных партнеров для свободной торговли за пределами Европы, то остаются только Япония и Канада. В такие смутные времена группы промышленных и пороговых стран должны играть роль якоря стабильности. Саммит G20 в Гамбурге станет пробным камнем, призванным показать, сможет ли Германия защитить фактор многосторонности.

ОБ АВТОРЕ

Шого Акагава – старший корреспондент японской экономической газеты Nihon Keizai Shimbun, коротко Nikkei, по Европе, Ближнему Востоку и Африке. Тираж газеты – 3 млн.

Джек Эвинг: The New York Times, США

Американцы неизбежно рассматривают саммит G20 сквозь призму своего нового президента. Кто позитивно оценивает Трампа, тот хочет, чтобы он обеспечил суматоху. Его сторонники будут аплодировать, когда он станет плохо говорить о евро или по-другому будет провоцировать европейские правительства. А если президент еще напишет в Гамбурге несколько спорных твитов, то тем лучше. Кто в США не ценит Трампа, тот сделает ставку на то, что канцлер Меркель и другие европейские лидеры вернут президента в лоно трансатлантического партнерства. Когда министры финансов и главы центральных банков G20 встретились весной в Баден-Бадене, стало ясно, что министр финансов Шойбле и представители других государств-участников хотели мягким образом донести до делегации США всю сложность международных отношений. Спор по поводу поддержки свободной торговли в итоговом коммюнике показал, что эти усилия были успешными лишь частично. А обуздать импульсивность президента будет во много раз труднее, чем у его более кроткого министра финансов. Однако Дональд Трамп уже показал, что он способен совершать резкие повороты. Многие американцы надеются на то, что предстоящий саммит станет еще одним этапом в развитии президента от шоумена на ТВ к чему-то вроде государственного деятеля.

ОБ АВТОРЕ

Джек Эвинг – европейский экономический корреспондент газеты New York Times. Он работает во Франкфурте-на-Майне, финансовой метрополии Германии.

Хендрик Шотт: Naspers, Южная Африка

Как единственный представитель Африки в кругу G20 Южная Африка связывает особые ожидания с саммитом и приветствует поэтому, что на него приглашены также Африканский союз и НЕПАД. Выдающееся значение имеет «Партнерство с Африкой». В этом плане имеются надежды на заметно больший объем инвестиций, прежде всего в инфраструктуру и энергообеспечение. Как крупнейшая экономическая держава континента Южная Африка служит магнитом для иммигрантов и беженцев. Борьба с причинами бегства, вопросы глобального здоровья и улучшение обеспеченности продовольствием имеют поэтому особенно важное значение. Что касается торговли и климата, то Южная Африка придерживается позиций, которые не всегда совпадают с общеафриканскими интересами.

ОБ АВТОРЕ

Д-р Хендрик Шотт является корреспондентом южноафриканского 
медийного концерна Naspers в Германии и ЕС.

Сесиль Калла: Свободная журналистка, Франция

Для новоизбранного французского президента Эммануэля Макрона наивысший приоритет имеет защита «француженок и французов, которые испытывают ощущение, что глубокие перемены в мире обошли их стороной». По отношению к глобализации Макрон демонстрирует открытость, но хочет выстраивать этот процесс на справедливой основе и прежде всего продолжить сильный курс в сферах регулирования финансовых рынков и борьбы с коррупцией. В области климатической политики Франция попытается удержать США от выхода из Парижского соглашения по климату. Париж будет бороться с еще большей силой, так как новый министр экологического перехода Николя Юло не один десяток лет был активным защитником окружающей среды.

ОБ АВТОРЕ

Сесиль Калла пишет для германских СМИ о Франции и для французских СМИ о Германии. Она была корреспондентом Le Figaro и Le Monde, а также главным редактором журнала ParisBerlin.