Устойчивое хозяйствование

Пионер биоэкономики Кристиан Патерманн рассказывает о возможностях и границах экономики, которая делает ставку на биологическое сырье.

Промышленность и устойчивое развитие не исключают друг друга.
Промышленность и устойчивое развитие не исключают друг друга. Shutterstock

Др. Кристиан Патерманн (78 лет) с 19996 года до выхода на пенсию в 2007 году работал директором программы биотехнологии, сельского хозяйства и продуктов питания в ЕС, а с 2009 по 2012 был соучредителем первого в Германии совета по биоэкономике.

Др. Кристиан Патерманн
Др. Кристиан Патерманн

Господин Патерманн, Вас называют пионером в области биоэкономики. Как так получилось?
В 2004 году мне и моим сотрудникам в пришла в голову мысль, навеянная докладом ОБСЭ, которая к тому моменту накопила колоссальные экспертные знания в таких областях, как можно осознанно использовать животных, растения, насекомых, микроорганизмы, энзимы или протеины. Мы хорошо понимали, что эти биологические ресурсы обладают целым рядом уникальных характеристик: это – возобновляемость, отсутствие негативного влияния на климат и экономический потенциал. Ведь новые материалы из биоресурсов оказывались менее токсичными и не требовали в производстве большого количества воды и энергии. Все эти факторы привели нас к вопросу: почему бы не попробовать создать такой вид экономики, которая бы преимущественно основывалась на биологическом сырье.

Правда, поначалу мы действовали довольно скромно – мы решили предложить научный проект в рамках 7 научно-исследовательских программ ЕС, а именно проект по биоэкономике. Но вышло иначе.

Я бы, скорее, вел речь о биоэкономиках, нежели о биоэкономике

Кристиан Патерманн, пионер в области биоэкономики

Поясните, пожалуйста, что Вы имеете в виду.
В течение нескольких лет сразу несколько стран разработали свои собственные планы, программы действий, дорожные карты и биоэкономические стратегии, которые был намного шире нашего научно-исследовательского проекта. Более 60 государств разработали свои концепции по биоэкономике. И эти концепции очень отличаются друг от друга. Поэтому я предпочел бы, скорее, говорить о биоэкономиках во множественном числе. Во Франции, а в Финляндии в особенности, а также Ирландии, Италии, в странах Бенилюкс у нас уже есть производственные линии в химии, в лесном хозяйствовании, и особенно в производстве биоэнергетики. Тоже самое можно сказать о Китае, Тайланде, Малайзии , Индонезии, Японии, Канады, США.

Но использование регенерируемого сырья может приводить к новым конфликтам – например, в тех случаях, когда мы решаем, где будут выращиваться продукты питания, корма и растительные источники энергии.
Да, к сожалению, во многих государствах-членах ЕС дискуссия вокруг биоэкономики в последние годы концентрировалась исключительно на вопросе биологических источников энергии. Но это и не было нашей целью. Мы всегда предпочитали говорить о приоритете четырех F: Food, Feed, Fiber and Fuel. Решение должно быть таким: исходное сырье для должно либо произрастать на непригодных для сельского хозяйства землях, либо производиться из отходов, чтобы не вступать в конфликт с сельским хозяйством. Здесь необходимы усилия многих исследователей. Во всяком случае, я рад тому, что сейчас в фокусе внимания все больше оказываются не столько вопрос о добыче биологического сырья для энергетики, сколько приоритет концепции 4 F.

Интервью: Мартин Орт

© www.deutschland.de

You would like to receive regular information about Germany? Subscribe here: