Do it yourself 
4.0

Современная цифровая техника позволяет сегодня каждому самостоятельно проектировать и производить вещи. Добро пожаловать в «Fab Lab», коммунальная квартира берлинского «maker-движения»

Семейство Бётцов достигло в принципе всего, чего мог достичь немецкий промышленник в конце XIX столетия: крупнейшая частная пивоварня в Северной Германии, звание придворного поставщика короля Пруссии, пивной дворик на тысячи гостей. И все-таки даже самые успешные предприятия зачастую вынуждены уступить техническому развитию. Не прошло и 65 лет, как пивоварня в 1949 г. вынужденно закрылась. С тех пор огромный комплекс зданий в бывшей восточной части Берлина спал непробудным сном.

Если бы 14-летний Сами хотя бы на секунду оторвался от своей работы и выглянул в окно, он увидел бы старую пивоварню, окруженную строительными лесами и заросшую высоким сорняком. И все-таки Сами не поднимает глаз, он слишком занят своим проектом – переделкой старого 3D-принтера. Для новых деталей ему нужен еще один 3D-принтер. А он как раз и стоит в Fab Lab, этой мастерской современных «самоделкиных».

Невысокое здание в восточной части района Пренцлауэр-берг значительно больше и наверняка лучше оснащено, чем пресловутый гараж Билла Гейтса. Но здесь царит все-таки несколько иной дух: в большом помещении без перегородок сидят группы молодых людей перед мониторами компьютеров и различными аппаратами. С потолка свисают провода, на концах некоторых приделаны розетки в виде разноцветных игральных костей из пластика. Они буквально приглашают тебя присесть за стол, подключить компьютер и начать работу.

Но прежде чем попасть в лабораторию, ты проходишь мимо доски с «Десятью заповедями» Fab Lab. За первым правилом «Будь дружелюбен и улыбайся!» следует второе: «Делись своими знаниями!». «Люди, которые сюда приходят, имеют определенные идеалы», – говорит Даниэль Хельтцель, менеджер лаборатории. К ним относятся вера в «open source», в необходимость раскрытия программных кодов с целью постоянного развития и усовершенствования открытий. Звучит безобидно, но чревато историческим переломом. Ведь четвертая ­промышленная революция происходит не только на ­фабриках. Промышленность 4.0 в том числе означает то, что сегодня каждый может проектировать и изготавливать свою продукцию. «Maker» – так называют себя те, кто видит в этом чуть ли не жизненную установку.

Само понятие восходит к американскому пионеру интернета Крису Андерсону. В своей книге «Makers» (2012) он описывает общественное и экономическое значение дигитализации. «Благодаря интернету произошла демократизация средств для инновации и производства. Теперь каждый может основать собственную фирму, которая изменит мир – достаточно иметь хорошую идею и ноутбук». Обычно люди сразу думают о цифровых предприятиях вроде Facebook. Но, предупреждает Андерсон, это очень узкий взгляд: «Какой бы большой ни была информационная индустрия, все равно она остается маргинальным сегментом мировой экономики». Трудно представить, какие изменения вызовет тенденция к дигитализации в реальном мире.

Но процесс идет, и наглядное подтверждение этому – лаборатория Fab Lab. Когда Сами выжимает из своего 3D-принтера максимум возможного, кажется, перед нами участник конкурса «Молодежь исследует». И тем не менее это не совсем так, потому что многие делают на этом деньги, причем весьма успешно. Хороший пример – Soundbrenner. Предприятие продает портативный метроном. Выглядит он как наручные часы, которые задают такт посредством вибрации. Музыканты поп-певицы Рианны уже протестировали прибор, инвесторы выделили молодым разработчикам 500 000 долларов США, открылась еще одна штаб-квартира фирмы в Гонконге. А основной офис Soundbrenner, конечно, в Fab Lab – там, где началась его история успеха. Прямо рядом с лабораторией, через стеклянную дверь, находится так называемый coworking space. По мере профессионализации проектов, их создатели могут снимать там помещения под офисы.

На первый взгляд coworking space кажется офисом какой-то серьезной фирмы, в котором царит какой-то хаос. Но на самом деле это не совсем так, говорит Дорота Орлоф. Польский дизайнер и иллюстратор живет в Берлине уже три года. За это время она уже успела сменить несколько таких coworking spaces, но не нашла того, что искала. Ей были нужны креативные импульсы и пространство для обмена мнениями. Все это она нашла в Fab Lab. «Это место излучает какую-то энергию». Вот Орлоф стоит рядом с каким-то молодым человеком, который с помощью лазера наносит филигранный рисунок на кусок картона. Он думает использовать его как шаблон, но какой цвет лучше подобрать? Дорота дает свои советы, появляются еще люди, обсуждают какие-то специальные вещи.

Помимо пользователей консультации дают и сами сотрудники Fab Lab. Регулярные вводные курсы адресованы новым посетителям: каждую пятницу проходит «Open Lab Day». Если кому-то интересно приходить почаще, то он легко может стать членом лаборатории. Тогда он за десять евро в месяц получит право пользоваться 3D-принтером, а за 150 евро (максимальная сумма за премиальное членство) ему будет открыт доступ к электронной, текстильной и столярной мастерским, к лазеру и цифровой фрезеровочной машине. Одним словом, рай для любителей мастерить своими руками.

Конечно, за счет одних членских взносов все расходы покрыть сложно. Поэтому группа инженеров и продакт-дизайнеров лаборатории еще и консультирует предприятия, а доходы идут на финансирование. А еще у них заключено стратегическое партнерство с Ottobock. Это предприятие по производству медицинской техники тоже сдает помещения внаем. Глава фирмы купил территорию бывшей пивоварни и хочет вдохнуть туда новую жизнь.

В Fab Lab уже сейчас происходит масса всего. Для многих она представляется чем-то вроде коммунальной квартиры для большого семейства maker’ов – здесь люди встречаются, расслабляются, общаются друг с другом. На общедоступной кухне стоят диванчики и холодильник с напитками, рядом банка для пожертвований. Лучше всего идет «Club Mate»: этот лимонад с кофеином называют здесь «своим» напитком. Ближе к вечеру лимонад постепенно вытесняется пивом, атмосферу создает и слегка приглушенная музыка.

Но Мортен Модин пока еще не закончил с работой. Скульптор окидывает оценивающим взглядом 3D-­принтер, из которого слой за слоем появляется какой-­то прозрачный объект с неровными краями. Это будет частью произведения, предназначенного для парка скульптур где-то у него на родине. Чтобы распечатать все детали для скульптуры шириной два метра и более метра высотой, ему понадобится шесть недель. Она 
будет выполнена из материала, который сам демонтируется с течением времени. Модину нравится сама идея того, что его первая работа, изготовленная циф­ровым способом, будет стоять посреди природы, а 
спустя 15 лет полностью исчезнет. А к тому времени в «Fab Lab», возможно, появятся уже совсем другие технологии.