Быстрая интеграция 
себя оправдывает

Согласно новым научным исследованиям, быстрая интеграция беженцев в рынок труда в долгосрочном плане принесет выгоду

В сентябре 2015 г. в рамках дебатов о беженцах большое внимание привлекла к себе одна трогательная история. Не где-нибудь, а на престижном германском североморском острове Зюльт один беженец из Афганистана получил место ученика в системе профтехобучения. Он бежал от талибов в Германию и попал в общежитие для беженцев на острове Зюльт. Для того, чтобы приносить какую-то пользу, он поинтересовался в одном из отелей насчет работы. Класс-Эрик Йоханнсен, шеф отеля Benen-Diken-Hof, тут же взял его подсобным рабочим-садовником – и был настолько впечатлен его трудолюбием, что в конце ­лета предложил ему договор о профтехобучении на специалиста по ресторанному делу. Это решение оправдало ожидания всех. Йоханнсен, который обычно отчаянно ищет персонал и учеников, имеет теперь нового высокомотивированного работника. А его отель привлек к себе внимание всей ­страны. На страничке отеля Facebook появилось множество комментариев: от «Я хотел бы, чтобы все думали и дей­ствовали так же» до «Поэтому мы чувствуем себя у Вас так хорошо».

Тем не менее не так просто предоставить беженцам место ученика в системе профтехобучения или работу. Лишь осенью 2014 г. были ликвидированы некоторые бюрократические барьеры. С тех пор действует такое правило: в первые три месяца беженцы не имеют права работать. Затем они могут трудиться «на второстепенных ролях», т.е. выполнять ту работу, для которой невозможно найти гражданина ЕС. Во время процедуры рассмотрения заявки на убежище необходимо, однако, по-прежнему получать соответствующие документы, например временный вид на жительство. Лишь после получения положительного решения по убежищу, беженцы имеют право работать без всяких ограничений. А до этого – из-за огромного наплыва беженцев – может пройти много времени. На фоне нехватки квалифицированных специалистов экономисты, предприниматели и союзы, представляющие интересы германских предприятий, требуют поэтому дальнейшей адаптации законодательства о политическом убежище и иммиграции. На сегодняшний день возникли сотни инициатив, – в рамках промышленно-торговых и ремесленнических палат, малых и средних предприятий – ведь им нужны работники, а также помощь со стороны политиков.

Ведущий экономист Марсель Фратцшер, политконсультант и президент Германского института экономических исследований (DIW) в Берлине, считает, что решающее значение в дебатах о беженцах имеет вопрос о том, насколько хорошо и быстро они будут интегрированы в рынок труда. «Успешная интеграция зависит не только от беженцев, а в первую очередь от нас самих, и от того, какие усилия мы приложим для того, чтобы дать этим людям шанс, – говорит Фратцшер. – Мы должны рассматривать расходы на беженцев, желающих остаться в Германии, как инвестицию; точно так же, как расходы на детсады и школы для наших детей, которые окупаются лишь по прошествии лет».

Не все мыслят так дальновидно. В рамках нынешних дебатов приводятся различные сценарии: от «массовой безработицы» до «шанса века». Марсель Фратцшер смотрит на вещи трезво – и с оптимизмом. Вместе со своей командой из DIW он первым просчитал различные сценарии. Результат: «Да, приток беженцев в краткосрочной перспективе – это огромный финансовый и организационный вызов», – говорит он. Однако: «Даже в предположенном нами пессимистическом сценарии доход на душу населении уже живущих в Германии людей вырастет через 10 лет с небольшим, – отмечает его коллега Симон Юнкер, замначальника ­отдела конъюнктурной политики в DIW. – При более благоприятных обстоятельствах позитивный эффект может возникнуть раньше, возможно через 4-5 лет».

Страхи и опасения по поводу того, что беженцы лишают ­работы немцев или других граждан ЕС, Херберт Брюккер из Института по исследования рынка труда и профессий (IAB) может опровергнуть эмпирически. «За последние пять лет мы создали и заполнили миллион рабочих мест для ­иностранцев», - говорит он. Одновременно вырос уровень занятости среди немцев, без какого-то зарегистрированного снижения уровня зарплаты.

По данным федерального министерства труда, в период с октября 2014 г. по сентябрь 2015 г. 67 900 мигрантов в Германии нашли себе работу. Многие из них – тут показатели выше среднего по стране – трудоустроились в сфере строительства, услуг и складского хозяйства, т.е. в нижнем сегменте рынка труда. Но это не должно быть единственным путем. Наоборот. В нескольких крупных городах запущены сегодня так называемые early intervention-программы Федерального агентства занятости и Федерального агентства по делам миграции и беженцев (BAMF). Их цель: своевременно распознавать потенциал беженцев и целенаправленно оказывать им дальнейшую поддержку, чтобы затем помочь устроиться на престижную работу (при этом ожидается хорошее знание ­немецкого языка) и начать учебу в вузе. Первый опыт очень положительный. Большинство имеют способности, хотят ­работать, «подняться» и весьма мотивированы, дружно говорят руководители проекта.