Немецкое вино – что это такое?

Дэвид Шильдкнехт, американский журналист, пишущий о вине, считает немецкое вино всемирным кулинарным наследием.

Robert Parker - David Schildknecht

Американский журналист, пишущий о вине, сам был его импортером; сегодня он пишет для издаваемого Робертом Паркером 
журнала «The Wine Advocate». В винах из Германии и Австрии он разбирается особенно хорошо.

Как, по-вашему, Германия – это винная нация? И если да, то когда она стала таковой?

Будучи студентом в Бонне, я мог бы пробовать из бочки «вина столетия» 1971 г. – что дало бы мне 10 лет преимущества в моей винной карьере, но и означало бы конец и без того короткой карьеры специалиста с высшим образованием. Однако ни один немец мне этого не порекомендовал. Лишь позднее я влюбился в рислинг. Его самыми ревностными защитниками в то время были англичане и американцы, например винные критики Джонсон и Пиготт, фирмы-импортеры Theise и Wiest. С 90-х годов и сами немцы признают свои вина не только приличными, но и классными, не только как историческое свидетельство, но и как замечательное на вкус всемирное наследие.

За рубежом по-прежнему господствует впечатление, что «рислинг» – это нечто «сладкое». Как обстоит дело со знаниями о немецком вине и с его репутацией на международном уровне?

Эти ассоциации со сладким вином медленно, но постоянно улетучивались. Международная репутация немецкого вина постоянно улучшалась, его авторитет сегодня высок.

Вы питаете слабость к винам из Саара. Что делает тамошнее вино таким особенным?

Мне нравится, что саарские виноделы не отрицают многообразия, царящего среди них. В основе саарского рислинга лежит не вкусовой профиль, а колорит почвы.

Какие другие германские виндельческие регионы Вы находите достойными внимания?

А какие нет? Почти все они сегодня популярны.