«Требуются ответы!»

Интервью с Ахимом Штайнером, исполнительным директором ЮНЕП

picture-alliance/dpa

Г-н Штайнер, конференция Организации Объединенных Наций по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро 1992 г. породила большие надежды. Каковы результаты спустя 20 лет?

Скажу просто: довольно средние. Во-первых, сегодня мы во многих отношениях далеко отошли от целей «Повестки дня-21», относительно которых было достигнуто соглашение в 1992 г. Основная цель – устойчивость в политике развития и экономической политике – в глобальном плане не была достигнута. Но вместе с тем – ведь я не случайно сказал «средне»! – почти во всех странах за это время происходил прогресс, а в некоторых областях прогресс даже драматический. Сегодня у людей во всем мире полностью изменилось понимание значения устойчивости. К тому же следует иметь в виду новые, экологически чистые технологии, а также новую геополитическую реальность. Замечу также, что страны вроде Китая и Бразилии в отдельных секторах стали пионерами устойчивого развития.

Чего Вы ждете от конференции Rio+20?

Перед нами стоит серьезная задача сочетать долгосрочные цели с краткосрочным кризисным менеджментом. Такие вызовы, как кризис евро в Европейском Союзе или социальные волнения в арабском мире, осложняют подготовку конференции. Вместе с тем у многих правительств и у мировой общественности ощущается большая потребность в ответах на вызовы кризисов, климатических изменений. Существуют примеры, которые демонстрируют, что, несмотря на молниеносность смены тем в текущей политике, нам удается добиваться некого прогресса. Возьмите, к примеру, энергетический поворот Германии, которая приняла решение о выходе из ядерной энергии и дальнейшем расширении возобновляемых источников энергии.

Как Вы оцениваете энергетический поворот?

Полагаю, что это решение федерального правительства указало путь многим странам. Мне кажется, на основании этого решения мы получим множество технологических и энерго-политических импульсов. Благодаря им Германия сможет выступить в роли ведущей инновационной страны.

Какую роль играет экономика в плане устойчивого развития?

Экономике отведена здесь главная роль. Многие не догадываются, что на долю государства в международном масштабе приходится лишь 1/5 доходов, остальную часть обеспечивает частный сектор – от простого магазинчика на углу до многонационального концерна. Правда, здесь тоже появляется все больше игроков, которые берут на вооружение концепцию устойчивого развития. В то же время никуда не исчезают фирмы, которые стремятся к максимальным прибылям. На этом фоне экономические и политические инструменты получают все большее значение. Тем более что парадигма «рынок сам все устроит» вызывает все меньше доверия. Это не означает, что мы должны заменить рынок чем-то другим. Разумеется, нам не нужна централизованная плановая система. Но мы должны чувствовать ответственность и корректировать ситуацию там, где рынок скрывает от потребителей реальные издержки, например, перелов рыбы или повышенные выбросы CO2.

Стало быть, процветающая и устойчивая экономика в Ваших глазах не так уж и бесперспективна?

Разумеется. В ноябре 2011 г. ЮНЕП представила общественности доклад «Towards a Green Economy», где мы на более чем 600 страницах показываем, как с помощью устойчивой экономической политики самые разные страны не только содействуют развитию новых технологий, но и повышают эффективность экономики. А также – и это, пожалуй, самый существенный на сегодня аргумент – создают новые рабочие места. В одной только Германии благодаря переориентации энергетической политики возникли сотни тысяч новых рабочих мест. Энергетическая политика, ориентированная на будущее, предполагает не только то, что мы стремимся к наименьшей цене киловатт/часа, но и то, что мы можем с помощью возобновляемых источников энергии увеличить количество рабочих мест на 10, 20, а то и 30 проц. Некоторое представление о масштабах новых возможностей дает экономика recycling, которую еще 30 лет назад считали чем-то маргинальным, а теперь рассматривают в качестве важнейшего экономического фактора. В глобальном масштабе мы сейчас перерабатываем 60–70% использованного железа и стали.

Какие примеры дают Вам надежду, что устойчивая политика может привести к успеху?

Множество примеров. Возьмите стратегии «Green Economy», недавно принятые президентом ЮАР Джейкобом Зума. Или меры мексиканского правительства последних трех-четырех лет, направленные на проведение климатической политики (например, в сфере лесовозобновления). Возьмите Индию, где стремятся сочетать социальные и экологические меры, а Rural Employment Guarantee Act гарантирует бедным слоям населения рабочие места. Эта работа на 80% служит сохранению экосистемы. Три года назад в Кении были приняты законы, заложившие основу национальной энергетической политики. В результате все новые системы энергоснабжения в этой стране вскоре будут питаться за счет возобновляемых источников энергии. Мне часто задают вопрос, откуда у меня такой оптимизм в вопросе о перспективах устойчивой политики. Могу сказать: во многом благодаря примерам успешных проектов во всем мире.

Йоханнес Гёбель