60 лет спустя

Принятые в 1957 г. Римские соглашения означали наступление нового начала. 60 лет спустя Европа должна решить: будет ли она глобальной силой или растеряет все свои шансы.

dpa - Treaty of Rome

25 марта 1957 г. – не совсем обычный день для Европы. Через двенадцать лет после окончания Второй мировой войны главы правительств и министры иностранных дел шести европейских государств встретились на римском Капитолии. В «Зале Горациев и Куриациев» в Палаццо Консерватори, в окружении фресок, изображающих сцены битв и сражений из древнеримской истории, под взорами статуй пап Урбана VIII и Иннокентия X, они решили положить начало новому устройству европейских государств. После «европейской гражданской войны», длившейся с 1914 по 1945 г. и опрокинувшей все ценности и стандарты западноевропейской цивилизации, были созданы условия для будущего мира в Европе.

Подписание двух договоров

Руководствуясь этой мыслью, свои подписи под документами поставили представители шести государств-основателей – Бельгии, Германии, Франции, Италии, Люксембурга и Нидерландов. Это были договор о создании Европейского экономического сообщества (ЕЭС) и договор о создании Европейского сообщества по атомной энергии (ЕВРАТОМ).

Перед подписанием соглашений все приняли участие в богослужении, совершенном в римской церкви Сан-Лоренцо-фуори-ле-Мура. В этой паломнической церкви третьего воскресенья Великого поста находилось захоронение министра иностранных дел Италии Альчиде де Гаспери (ум. 1954). Де Гаспери, уроженец региона на границе между принадлежавшем Австро-Венгрии Южным Тиролем и Италией, принадлежит вместе с Робертом Шуманом (ум. в 1963 г.) к числу, так сказать, небесных патронов новой Европы.

Шесть различных перспектив

Все собравшиеся в Риме политики думали о том, каким должен быть новый европейский порядок. За спиной каждого из них стояла история своей страны и, соответственно, каждому виделся свой образ будущего. Государства Бенилюкс (Бельгия, Нидерланды, Люксембург) хорошо понимали, что они будут главными бенефициарами объединения, если их большие соседи будут жить в мире друг с другом. Италия рассматривала себя как культурную колыбель Европы и как мотор объединения на федеральных началах, что придавало бы некую новую форму старой римской идее союза (foedus). Франция после двойного кризиса 1956 г. (Суэцкий кризис и Венгерское народное восстание) поняла, что ей необходимо реализовывать свои политические амбиции внутри Европы. Роберт Шуман и Жан Моннэ указали духовно-политические пути выхода с целью превратить противоборство с Германией в мир с Германией, основанный на безопасности. Для Федеративной Республики Германия Рим открывал перспективу моральной реабилитации после катастрофы Второй мировой войны, развязанной Вторым рейхом, и сохранения на повестке дня «немецкого вопроса», связанного с разделением страны после поражения гитлеровской Германии.

«Все более тесное объединение»

Представители шести государств-основателей ЕЭС и Евратома собрались в Риме в условиях «холодной войны» из-за страха перед экспансией Советского Союза. Это давление в итоге оказалось сильнее всех противоречий и позволило Европе выработать альтернативу саморазрушения, к которому она подошла вплотную после двух мировых войн. Альтернатива звучала так: «все более тесное объединение европейских народов». «Ever closer union», – так, собственно, и написано в преамбуле Римских соглашений от 25 марта 1957 г., которые вступили в силу 1 января 1958 г. С того времени начала вестись усиленная работа над строительством институтов и структур, которые воплощают объединение государств и объединение населяющих их граждан. Единого европейского общества, которое выступило бы основой и для того, и для другого, до сих пор не возникло, и это самый большой дефицит в эпоху усиливающегося евроскепсиса.

Глобальные амбиции отдельных государств

Не менее важно для дальнейшего продвижения единой Европы спустя шесть десятилетий после подписания Римских соглашений еще одно условие, которое так и не удалось создать с 1957 г., а именно, сознание связи между идеей обновленной Европы и подавленными, но до конца так и не преодоленными амбициями отдельных государств, претендующими на роль мирового лидера. В этом отношении они так и не смогли встроиться в единую Европу. Ориентиры для понимания глобальной роли народов Европы и их «все более тесного объединения» были заданы тогда же, в 1957 г. С тех пор Германия продолжала придерживаться курса на моральное обновление, одним из плодов которого стала «культура гостеприимства» для беженцев в 2015 г. Франция стала партнером для Европы, продолжая играть роль глобального игрока. В 1957 г. территория нынешнего Алжира все еще оставалась составной частью Французской Республики, причем как минимум с 1848 г. Франция рассматривала европейскую интеграцию как путь к новому усилению, поскольку эпоха морских империй к тому времени уже закончилась. Одновременно Париж хотел сохранять дистанцию по отношению к британцам, поскольку конкурентная борьба за лидерство в Европе с Великобританией, которая так же продолжала лелеять мировые амбиции, казалась непростой задачей.

Какую роль играет Европа в мире?

В 2017 г., по случаю 60-летия Римских соглашений, вопрос о глобальной роли Европы по-прежнему открыт и стоит на повестке дня. Имперские притязания отдельных игроков трансформировались в вопрос о том, в каких формах будут самоутверждаться отдельные страны, и как на этом шатком основании сформировать единую внешнюю политику, политику в сфере обороны и безопасности. После референдума «брексит» британцы собираются продолжить свой путь в одиночку и снова стать «Globalbritain». Французы все еще воодушевлены идеей своей «mission civilisatrice» (цивилизаторской миссии) и одновременно расколоты по вопросу о том, как осуществлять эту идею – через универсальный республиканизм или через самодовлеющую культурную нацию. Похожая история у Нидерландов, хотя они были в большей степени готовы к разделению властей, чем французы. Бельгийцы утратили веру в свою глобальную миссию, а ведь в 1957 г. у них еще были колонии в Конго с его запасами урана. Но ЕВРАТОМ и так давно оказался несостоятельным. Итальянцы толком не знают, как им сочетать гордость своей страной, подарившей Европе сад своей культуры, с ролью политического лидера, который бы продвигал традиционную итальянскую идею федералистской Европы, причем в эпоху, когда все чаще слышатся разговоры о «коренной Европе»: ведь итальянцы опасаются, что их из этой коренной Европы могут исключить. Наконец, немцы все больше и больше озабочены тем, как им осуществить выход из своей эпохи бидермейера между 1957 и 2017 г. и при этом не оказаться вновь, по слову Гейне, «безраздельными повелителями» в мире грез. Оставить все так, как сложилось, – это прямой путь к тому, чтобы окончательно потерять все лучшее из того, что есть в нынешнем ЕС и что хотелось бы сохранить. Выстраивание совместной надежной защиты внешних европейских границ – это актуальная формула консенсуса в ЕС, но она говорит скорее о недостатке активного желания создавать что-то новое – как во внутренней, так и во внешней политике.

Важные решения по случаю 60-летней годовщины

В год 60-летия со дня основания ЕС бьется над минимизацией потерь и ликвидацией последствий незавершенного процесса интеграции. Ввиду серьезных проблем с мультикультурализмом и продолжающимся миграционным давлением ясно одно: судьба народов Европы будет зависеть не от разрешения противоречий между Востоком и Западом, а от последствий эмансипации народов южного полушария. Неслучайно еще британский историк Арнольд Тойнби называл Европу «полуостровом Азии». Ввиду текущей культурной, социальной, экономической, политической, правовой и т.д. глобализации аргумент в пользу европейского объединения звучит уже совершенно иначе: примирившиеся друг с другом народы и государства ЕС должны решить, будут ли они все вместе играть роль глобальной силы с помощью ЕС (которая стала тем, чем она стала), или же они хотят окончательно растерять все те шансы, которые открыли перед ними Римские соглашения 60 лет назад.

Проф., д-р Людгер Кюнхардт – директор Центра исследований европейской интеграции (ZEI) Университета Берна.

Более подробно о Германии в Европейском Союзе

Безграничная любовь

© www.deutschland.de