Пути в будущее

В трудные времена Европа ищет пути выхода из кризиса и ответы для своего будущего.

Werner Weidenfeld, Ludwig-Maximilians-Universität München
picture-alliance/Elsner - Werner Weidenfeld, Ludwig-Maximilians-Universität München

Последние несколько лет Европа борется с экономическим и финан­совым кризисом. Валютный союз связал Европу тесными узами. Евро, общая валюта 17 стран еврозоны, требует эффективности от всех стран для обеспечения общей стабильности. Поэтому внутриполитические события в разных странах вызывают такой пристальный интерес всего сообщества. Одним словом, континент стремится найти путь в совместное будущее.

За всем этим скрывается ключевой феномен, который означает подлинный вызов для всех европейцев (если отвлечься от экономической статистики). Невзирая на отдельные критические голоса в адрес текущей политики, граждане признают значение единой Европы в 
главных моментах – как шанс свободного самоопределения и ответственности в масштабе глобальной политики. В то же время более 70% европейцев говорят: «Я ничего этого не понимаю». Это свидетельствует об утрате ориентиров и является сигналом тревоги. То есть необходимо создать концептуальный порядок на стройке под названием «Европа». 500 млн. человек, организующих свою жизнь в ЕС на правовых, мирных, демократических началах, должны ощутить континент как свой общий дом. Вот для этого и требуются ясные стратегические перспективы.

Можно привести хороший пример. В конце 1970-х – начале 1980-х гг. в Европе можно было наблюдать настроения, аналогичные сегодняшним. Казалось, что отрицательные показатели экономического роста должны привести к упадку Европы. Но тогда политикам – Франсуа Миттерану, Гельмуту Колю, Жаку Делору – удалось спасти континент посредством создания общего внутреннего рынка. Кризис трансформировался в историю успеха.

Как можно перенести этот опыт на современную ситуацию? Во-первых, необходимо обрести ясность относительно трудностей и текущих вызовов. Некоторые государства-члены ЕС зашли в тупик со своей бюджетной политикой, и Европейский Союз никак не мог эффективно на них воздействовать. Под давлением критической ситуации Европа быстро извлекла уроки из случившегося и шаг за шагом стала создавать инструменты влияния и принимать меры – от зонтика спасения до так называемого Европейского семестра и фискального пакта. Причем фискальный пакт – это еще не конец истории, а лишь важный шаг на долгом историческом пути.

В этом свете становится понятно, что Европе нужно новое обоснование перед лицом своих граждан. Ведь некоторые политические принципы интеграции еще восходят к эпохе грюндерства, когда требовалось учредить мир после военных конфликтов. Еще одним оправданием евроинтеграции служил глобальный 
политический конфликт между Востоком и Западом. Теперь все это в прошлом, и необходимо выработать новые принципы взаимопонимания, чтобы обосновать этот европейский конгломерат держав. В конце концов, в последние десятилетия наблюдался мощнейший трансферт власти на европейском уровне. Остаются лишь две сферы политики, в которые Европа как политическое цело пока не 
вмешивалась – финансирование систем социальной безопасности и культурная политика. 500 млн. человек с большим экономическим потенциалом и развернутой военной организацией подняли ЕС до уровня глобальной державы. Тем настоятельнее необходимость дать этой глобальной державе новые ориентиры.

Итак, требуются новые принципы обоснования и продуманная стратегия. Лишь так Европа сможет найти путь в общее будущее. Альтернативы этому сценарию налицо: во многих государствах-членах можно наблюдать попытки бегства от проблем и одномерные решения в духе популистского экстремизма. Если, однако, не капитулировать перед лицом этого вызова, то нужно для начала решить три стратегические проблемы:

- До сих пор не решена проблема с политическим руководством. Наблюдается большой разброс властных центров и фигур: президент Европейского совета, президент Совета министров, президент Комиссии ЕС, председатель Евросовета, представители Европарламента, главы государств и правительств государств-членов, а еще президент Европейского центрального банка и Верховный представитель по вопросам внешней политики и политики безопасности. Но кто из них действительно принимает решения? В настоящий момент дать ответ на этот вопрос нелегко. Поэтому ЕС, несомненно, является одним из самых непрозрачных феноменов, которые только встречаются в современной политике. Но непрозрачность побуждает дистанцироваться и прибегать к популизму. Отсюда следует приоритет необходимости создания прозрачных условий функционирования ЕС.

- Европа очень быстро приобрела большую власть, но не приобрела доверие граждан. В рамках еврозоны принимаются решения на многие сотни миллиардов, но действительные причины, интересы и цели, стоящие за этими решениями, неясны и непонятны. Кто вообще уполномочен на принятие таких далеко идущих решений? Следовательно, в фокусе внимания вопрос легитимации.

- Вырисовывается такая дилемма. Гражданин должен ощущать Европу как свою Европу. 
Он должен понимать ее, иметь возможность принимать участие. Многие решения уже назрели. Например, Европейский Совет создал комиссию по реформированию и развитию институтов. Следовало бы создать аналогичную комиссию по децентрализации и уточнению компетенций. Необходимо восстановить ясную схему распределения ответственности. Не менее важна и концепция Европы: нужно приблизить Европу к гражданам, позволить им участвовать в делах общего дома – это решило бы многие проблемы. Участие граждан не может исчерпываться выборами в Европарламент или (возможно, в ближайшем будущем) прямыми выборами президента. Нет, должна разрабатываться культура участия, должны обсуждаться детали стратегических ответов. И эта задача оправдывает любые полеты фантазии и креативности.

Европе нужен сильный концептуальный дискурс. Ей нужно делать шаги в сторону реальной европейской общественности – то есть, в сторону культурного обоснования своего политического порядка. Если мы сможем решить эту стратегическую задачу, с одной стороны, правильно, а с другой, деликатно, то мы станем свидетелями европейского начала новой эпохи.

Проф., д-р, Dr. h.c. Вернер 
Вайденфельд является директором Центра прикладных политических 
исследований Университета им. Людвига Максимилиана в Мюнхене.