«Говорить о свободе печати»

Группа известных немецких журналистов сняла документальный фильм про то, как делаются журналистские расследования. Мы спросили их о мотивах, которые ими двигали.

Бастиан Обермайер (второй слева), Эдвард Сноуден, Фредерик Обермайер (справа)
Бастиан Обермайер (второй слева), Эдвард Сноуден, Фредерик Обермайер (справа) DOK.fest München/Hinter den Schlagzeilen

«Panama Papers», «Paradise Papers», дело Ибицы – многие ключевые журналистские разоблачения последних нескольких лет связаны с именами Бастияна Обермайера и Фредерика Обермайера. Эти журналисты Süddeutsche Zeitung (SZ) получили немало наград за свои расследования, в том числе Пулитцеровскую премию. Документальный фильм Дэниэла Сейджера «Что скрывается за громкими заголовками», выпущенный в мае 2021 года, раскрывает интересные детали работы журналистов.

Бастиан Обермайер (слева) и Фредерик Обермайер
Бастиан Обермайер (слева) и Фредерик Обермайер dpa

Г-н Обермайер, г-н Обермайер, каково было для вас как для людей, занимающихся журналистскими расследованиями, самим вдруг стать главными героями документального фильма?

Фредерик Обермайер: Было непросто принять решение об участии в таком проекте. Больше всего мы опасались за безопасность наших источников. В конце концов, нас убедил тот аргумент, что мы живем в эпоху, когда люди имеют достаточно искаженное представление о журналистике, а значит, нужно повышать прозрачность нашей профессии. Например, бытует мнение, будто журналисты получают взрывоопасную информацию и через несколько минут выкладывают ее в Интернет. На самом деле такой публикации предшествует длительный процесс проверки источников, интервью, в ходе которых мы, конечно же, всегда даем другой стороне возможность высказаться.

В фильме все выглядит очень сдержанным, лишенным эмоциональности. А между тем, журналистские расследования зачастую подаются в контексте развлекательных форматов. Я имею в виду стилистику работы американца Джона Оливера или немца Яна Бёмерманна. Что вы об этом думаете?

Бастиан Обермайер: Я думаю, что сочетание расследования и развлечения очень вполне уместно в таких шоу, и я очень это ценю, в частности, потому, что это позволяет охватить большую аудиторию. Конечно, вписать какую-то скучную тему в формат шоу труднее, но в принципе любое расследование может быть невероятно интересным, если оно качественно сделано. Если в принципе исходим из того, что этим можно удивлять людей. Отчасти это мы и пытаемся сделать – мы хотели бы, чтобы люди говорили после прочтения говорили: «Этого не может быть!». Я даже считаю, что это удивление по поводу какой-то ненормальной ситуации, по поводу масштабности проблемы необходимо для того, чтобы привлекать к ней внимания общественности, ведь сейчас сознание людей рассредоточено.

Когда мы проводим расследования, мы думаем такими периодами, как недели, месяцы и даже годы.

Фредерик Обермайер, журналист

Только Ваш язык очень отличается от подачи материала в развлекательных шоу, или нет?

Фредерик Обермайер: Я считаю, что с помощью более эмоциональной и живой манеры можно рассчитывать на охват другой аудитории, а нам важны те, кто готов воспринимать нашу более сдержанную манеру. Кстати, это означает в том числе и сравнительно медленные темпы работы. Мы работаем в ежедневной газете, а наши расследования могут идти неделями, месяцами и даже годами. Потому что мы точно знаем, что нам нужно именно столько времени, чтобы тщательно изучить и представить тему публике.

Редакторы издания, которые проводят свои расследования годами – газета или журнал должна быть очень богатой, чтобы в принципе позволить себе такую роскошь!

Бастиан Обермайер: Многие коллеги сейчас испытывают огромную нехватку времени и фактически больше не имеют возможности проводить расследования. С другой стороны, отделы расследований создаются сейчас во многих местах, потому что СМИ поняли, что это может стать хорошим аргументом в пользу того, почему читатели должны доверять изданию. В общем, мы рады, что у нас в SZ такие условия работы.

Идея конкуренции, возможно, уже не актуальна, как Вы считаете? Ведь многие из нашумевших расследований последних лет были бы попросту невозможны без сотрудничества с реально конкурирующими медиа-компаниями – прежде всего это касается «Панамских документов», которые стали знаковой публикацией Вашего отдела.

Фредерик Обермайер: Расследования, подобные расследованию «Панамские документы» (в основе содержится более одиннадцати миллионов документов) на самом деле нереально провести в одиночку, они даже не под силу глобальным медиа-группами вроде CNN. В частности, это одна из причин, почему в последние годы наблюдается тенденция к сотрудничеству. Журналисты стремятся к сотрудничеству, на смену образа волка-одиночки пришел менталитет стаи (power of the pack). Трансграничные проблемы лучше всего решать с помощью трансграничной команды. Мне кажется, это просто фантастика, сколько удалось сделать разоблачений! Однако в будущем было бы важно привлекать в эти команды еще больше журналистов из развивающихся стран. На данный момент наше сетевое взаимодействие все еще сильно ограничено западным миром.

Публикуя истории, мы стараемся брать в скобки вопрос об оценках, который потом неизбежно возникает.

Бастиан Обермайер, журналист

Информатор Эдвард Сноуден ненадолго появляется в фильме и говорит о том, что публикации Панамских документов была новаторской. Вы всегда следите за возможным эффектом своего расследования?

Бастиан Обермайер: Мы не пытаемся оценивать наши истории по тем оценочным суждениям, которые возникают у людей впоследствии. Мы указываем на проблему, но мы не несем ответственности за реакцию на нее. Но это правда: я не знаю ни одного расследования, которое оказало бы большее влияние, чем «Панамские документы», просто потому, что они затронули очень много стран: от отставок и арестов глав правительств до дальнейших расследований и новых законов, направленных на борьбу с отмыванием денег. Кстати, эффект от этого расследования на Ибице нас очень удивил. Мы не ожидали такой реакции: на следующий же день после публикации тысячи людей провели демонстрацию перед резиденцией правительства Австрии, а правый популист и вице-канцлер Хайнц-Кристиан Штрахе вынужден был уйти в отставку, после чего были назначены новые выборы. Но изначально, перед публикацией рассчитывать на что-то подобного нельзя и вообще не стоит.

Бастиан Обермайер в месте покушения на Дафне Каруана Галиция
Бастиан Обермайер в месте покушения на Дафне Каруана Галиция DOK.fest München/Hinter den Schlagzeilen

Чем больше потенциальное влияние материала, тем более опасным он может стать для журналистов, которые над ним работают. В октябре 2017 года одна из ваших коллег, журналистка Дафна Каруана Галиция, была убита в результате взрыва заминированного автомобиля на Мальте.

Фредерик Обермайер: К сожалению, уже давно многие наши международные коллеги ежедневно подвергаются угрозам. Ужасное убийство Дафны показало, что нам нужно больше говорить о свободе печати и о том, как мы можем ее защитить. Например, когда главы государств называют журналистов врагами общества. Здесь готовится почва для насилия. Это ужасное явление, которому мы, журналисты и общество, должны решительно противостоять.

© www.deutschland.de