Чужой, знакомый праздник

Как беженцы воспринимают Рождество в Германии? Ахед, Заза и Малек рассказывают, что им знакомо, и чего им не хватает.

Fremdes, vertrautes Fest
dpa

Германия. Немцы ассоциируют предрождественское время с размышлениями, светом свечей и печеньем. Но как предрождественские дни воспринимаются людьми, которые после своего бегства живут здесь? Мы спросили трёх беженцев из Сирии.

Печально то, что в Сирии никто не может подумать о праздновании.

Ахед Хенди (43 года) живёт со своей семьёй в Берлине

Ахед  (43): «Я родом из Алеппо, где работала учительницей химии и физики. Это – второе Рождество, которое трое моих детей проводят в Берлине. В Алеппо примерно 20 процентов населения – христиане. Общение между ними и нами, мусульманами, было всегда очень дружественным. На Рождество улицы украшались, 25 декабря – выходной день. Люди ходят в церковь, навещают свои семьи, совместно трапезничают. Мы заходили к своим христианским друзьям хотя бы на кофе. Теперь у нас и в Берлине много знакомых, например, наши немецкие соседи. Им я подарила четыре предрождественских свечей. Печально то, что в Сирии никто не может подумать о праздновании – особенно печально это для детей.»

Мы слушали рождественские песни на арабском языке.

Заза* (63 года) бежал из Сирии в Германию

Заза* (63): «Я родился в секторе Газа и прожил более 30 лет в Сирии, прежде чем бежал в 2015 году. Я не исповедаю никакую религию, несмотря на то, что сам из мусульманской семьи. Я уважаю все религии, но в первую очередь я верю в демократию. В Сирии я праздновал Рождество со своими женой и четырьмя детьми. У нас была ёлка, мы дарили друг другу подарки 24 декабря, приглашали друзей – не только христиан. Мы также слушали традиционные рождественские песни в арабском переводе. Я ещё пока не знаю, буду ли праздновать в этом году. Я здесь знаком со многими людьми, но праздновать без семьи – это совсем по-другому.»

Я не вижу отличий между Рождеством здесь и в Сирии.

Малек* (16 лет) попал в Германию без своей семьи.

Малек* (16): «Два года назад я бежал из Дамаска в Германию, мои родители до сих пор там живут. Мы – мусульмане, как и большинство сирийцев. Но на нашей улице почти все соседи были христианами. Поэтому мы тоже праздновали Рождество. Вечер 24 декабря мы проводили у друзей – ели печенье, курицу и дарили друг другу подарки. Я не вижу разницы между тем, как Рождество празднуется в Германии и в Сирии. Здесь в Берлине у меня есть заботящаяся обо мне женщина – с её семьёй я и проведу Рождество. И, может быть, я пошлю своим родителям посылку.»

* Имена изменены

© www.deutschland.de