„Участие граждан – это марафон“

Pulse of Europe работает с 2017 года. Мы побеседовали с основавшей это движение Штефани Хартунг о Европе в период войны в Украине.

Соосновательница Pulse of Europe Штефани Хартунг в Европарламенте
Соосновательница Pulse of Europe Штефани Хартунг в Европарламенте Pulse of Europe e.V.

Гражданское движение Pulse of Europe вот годы выступает за свободную и демократическую Европу. Эта инициатива получила известность, когда после ее создания в 2017 году каждую неделю на улицы выходили подчас тысячи людей. На фоне войны на Украине участники движения теперь вновь призвали к демонстрациям. Накануне Дня Европы, который отмечают 9 мая, одна из тех, кто основал это движение, Штефани Хартунг рассуждает о войне на Украине, о будущем Европы и о роли инициативы Pulse of Europe.

Госпожа Хартунг, инициатива Pulse of Europe возникла в 2017 году как объединение, в основу деятельности которого были положены десять основных принципов. Один из этих приниципов гласит: „На карту поставлен мир“. И вот теперь в Европе идет война. Как быть с этим инициативе Pulse of Europe?

Нас это очень волнует. Конфликт этот давно назревал, но в тот день, когда впервые открыли огонь, нас стало ясно, что мы вновь должны выйти на улицы. Продемонстрировать солидарность и наглядно показать, что люди вместе выступают за демократическую Европу. Мы спонтанно в одном только Франкфурте мобилизовали 5000 человек. Проявили спонтанную активность и многие другие наши города, где активно движение Pulse of Europe, такие как Аахен, Хильдесхайм, Карлсруэ и Мюнхен, и тамошние митинги люди встретили с воодушевлением.

А до этого разговоры о движении Pulse of Europe поутихли. Почему?

Когда мы создали движение в 2017 году, это был интуитивный процесс У нас была группа из восьми друзей, которых беспокоили эти анти-европейские настроения, брексит, администрация Трампа в США, второй тур выборов с Эмманюэлем Макроном и Марин Ле Пен во Франции, повторение которых мы только что видели. И мы сказали себе: „Слушайте, надо что-то делать“. И спустя полгода мы были движением, представленным 120 локальными группами в 14 государствах-членах ЕС.

Как получилось, что крупные демонстрации в Европе стали тогда Вашим брендом?

Мы воспользовались моментом и тем, что оказались в такой правильной ситуации. Дело было не в том, чтобы быть против чего-то, дело было в том, чтобы быть за Европу, за европейскую идею. Но массовые митинги, которые мы вначале устраивали в недельном ритме, нельзя было продолжать годами.

И вот люди снова выходят на улицы за Украину и за объединенную Европу.

Да, и тем нем менее сегодня настроение совсем иное по сравнению с 2017 годом. Сегодня люди выходят на улицы просто от страха. Пять лет тому назад была политическая озабоченность, но мы тем не менее после наших мероприятий шли домой, чувствовали себя хорошо и были горды Европой. Теперь мы смотрим на политическую ситуацию с большой тревогой.

Действует ли по-Вашему Европа в последние недели более сплоченно чем когда-либо прежде?

Вне всякого сомнения. Но пусть нас это не успокаивает. Европе нет необходимости увидеть угрозу третьей мировой войны, чтобы начать действовать быстро и эффективно. Но безусловно это так и есть: сильное давление извне способствует большей крепости внутри. И все же под этой с виду крепкой поверхностью притаилась опасность того, что угрожающий Европе экономический кризис будет водой на мельницу возрастающих националистических тенденций. Я думаю, что нам со всей серьезностью необходимо учитывать и то и другое. В том что касается Европы, то нет совершенно никакого основания проявлять беспечность.

Pulse of Europe называет себя надпартийнм гражданским движением. Не могли бы Вы сделать больше будучи партией?

Мы постоянно это обсуждали и в конечном итоге решительно отвергли эту идею. Мы верим в идею гражданского движения с целью более активного вовлечения граждан – мы называем это марафоном, для которого на длительное время нужны хорошие легкие. После европейских выборов в 2019 году, когда мы снизили число митингов, мы тем не менее остаемся активными. Продолжаем развиваться и сегодня делаем ставку уже на другие новые форматы.

Например?

Ну, например, мы разработали идею „домашних европейских парламентов“. Это серия дебатов, которую мы проводили уже пять раз и которая является для нас существенным инструментом для того, чтобы способствовать интенсификации гражданской активности в Европе.

Как функционируют эти „домашние парламенты“ и какие решения там принимаются?

Этот формат призван донести до людей европейские темы, чтобы люди их обсуждали. Для этого мы подготавливаем обобщающие темы, материалы для модерации, аргументы и основополагающие вопросы. Таким образом мы создаем такую обстановку, в которой можно на приватном уровне вести обсуждение и голосовать – в группах по шесть-восемь человек, дома, в футбольном клубе, неважно где.

И что граждане меняют в результате таких дебатов?

Речь идет вовсе не о том, чтобы граждане брали на себя непосильную задачу и сказали, что они лучше политиков знают или умеют, что и как, или что они хотят политикам предписывать, что надо делать. Гораздо важнее, что тебя восприняли и услышали – в идеале конечно на постоянной основе. За это мы и выступаем. В Европе все еще существует слишком большой дефицит информации. Мы пытаемся этому противодействовать.

Вот уже как пять лет существует движение Pulse of Europe, и теперь война в Украине создает для Европы новые вызовы. Если Вы позволите себе бросить взгляд в будущее: что будет с Pulse of Europe через пять лет?

Pulse of Europe как гражданское движение – это кирпичик, часть мозаики в этом гигантском проекте, который называется мирной и демократической Европой. Мы всегда говорили, что наше движение это не самоцель. Однако в отличие от 2017 года, года нашего создания, ситуация стала гораздо более щекотливой. Если Европа через пять лет будет достаточно крепкой и у нас не будет необходимости в той активной активизации гражданского общества, которой занимается Pulse of Europe, тогда мы сможем закрыться и спокойно закроемся. Но я боюсь, что такого не случится.

© www.deutschland.de