Взгляд на Европу из Великобритании

Великобритания всегда хотела и быть в ЕС, и в то же время наблюдать за всем извне. Но Рейчел Сильвестер убеждена, что Британия всегда была частью Европы.

Лондон: мост Тауэр и финансовый квартал.
Лондон: мост Тауэр и финансовый квартал. s4svisuals - stock.adobe.com

Мы спросили у журналистов из европейских стран о будущем Европы – представляем вашему вниманию ответ Рейчел Сильвестер, журналистки из британской газеты «The Times».

Великобритания всегда была неудобным соседом для остальной Европы. Есть такой аттракцион «Центрифуга», когда людей буквально разбрасывает по сторонам. Так и нас как будто отталкивала от Брюсселя некая центробежная сила. А другие страны ЕС, наоборот, сплачивались под действием центростремительной силы. Мы хотели быть как внутри, так и снаружи, иметь внутренний рынок, но отказаться от евро, получить кусок от общего пирога и тут же его съесть. Политическим и физическим препятствием служил канал, он давал чувство изоляции и глупой гордости. Именно это стремление к изоляции привело к голосованию по brexit’у 2016 года, хотя эта «уединенность» на самом деле всегда была иллюзией.

У нас нет ясности относительно нашего места в мире

Премьер-министр Борис Джонсон любит расписывать преимущества брексита: для Великобритании наступит новая эпоха, страна станет глобальной сверхдержавой, которая будет продвигать свободную торговлю. Но по факту мы отворачиваемся от нашего крупнейшего торгового партнера, наблюдаем перетягивание каната между США и Китаем – и надеемся на какие-то глобальные соглашения. Правда в том, что мы слабы и не уверены в своем месте на карте мире. До сих пор актуально заявление госсекретаря США Дина Ачесона, который сказал в 1962 году, что Великобритания потеряла империю, но новую роль взамен не приобрела.

Голосование по брекситу прошло на эмоциях. Кампания по выходу из состава ЕС заигрывала с иррациональными страхами людей перед мигрантами, антиполитическим стремлением «восстановить контроль». Но теперь, когда мы находимся снаружи, мы смотрим реальности в глаза, а это и неизбежные компромиссы, и серьезнейшие экономические издержки, связанные с отказом от торговых соглашений.

Рейчел Сильвестер
Рейчел Сильвестер

Der Premierminister ist entschlossen, die EU hinter sich zu lassen und ein Freihandelsabkommen mit Brüssel abzuschließen, auch wenn Unternehmen, Landwirte und Verbraucher dafür einen Preis zahlen müssen. Sollte das nicht klappen, ist er bereit, ohne Abkommen zu gehen mit allen Konsequenzen.

Selbst nach Einschätzung der Regierung bedeuten diese Konsequenzen für Teile des Landes einen Rückgang des Bruttoinlandsprodukts um 16 Prozent. Bezeichnenderweise würden die Gebiete der Arbeiterklasse im Norden und in den Midlands am härtesten getroffen – genau jene, die den Konservativen den Sieg bei den Parlamentswahlen beschert haben. Wenn Johnsons Weg zu Fabrikschließungen und Arbeitslosigkeit führt, wird er bei der nächsten Wahl hart bestraft werden.

Конечно, на него будет оказываться как экономическое, так и политическое давление, чтобы найти с ЕС компромиссное решение. Европа ведь по-прежнему остается самым близким с географической точки зрения рынком для Великобритании. А географию, как и историческое прошлое, нельзя недооценивать. Подобно тому, как мы вылетели из ЕС под действием центробежной силы эмоций, так центростремительная сила экономики будет возвращать нас в Европу, возвращать медленно, но верно.

Рейчел Сильвестер – колумнист политического раздела в газете «Times». Она начала писать о политике в 1996 году, работала в «Daily Telegraph» и «The Independent on Sunday». В 2008 году она перешла в «The Times» и два года подряд (в 2015 и 2016 годах) становилась «политической журналисткой года» в Великобритании.

© www.deutschland.de

You would like to receive regular information about Germany? Subscribe here to: