«Право быть самим собой»

Риккардо Симонетти хочет научить людей более терпимо относиться друг к другу. Его пример должен вдохновлять, ведь много лет он публикует в СМИ статьи о квир-сообществе.

 Риккардо Симонетти борется за толерантность, выступая в разных странах Европы.
Риккардо Симонетти борется за толерантность, выступая в разных странах Европы. picture alliance/dpa

Новые люди, новые идеи – так формируется новый облик Германии. Кампания #GermanyinPerson знакомит вас с многоликой страной. Мы показываем, как люди формируют общество, привнося свой индивидуальный взгляд и элементы своего этнического происхождения.

Он является специальным послом Европейского парламента по вопросам LGBTQ, активистом, художником, автором бестселлеров и радиоведущим: Риккардо Симонетти стал неотъемлемой частью немецкого медиа-мира. Сегодня он живет в Берлине и задействует все свои возможности, чтобы сделать LGBTQ-Community более заметным.

Ты вырос в небольшом баварском городке. Какими были твои первые шаги в мире СМИ?
Я рано понял, что меня интересуют вещи, которые парней моего возраста, по-видимому, интересовали куда меньше. Например, мне нравилось, когда мальчики хотели поиграть в куклы. И вот тогда я заметил, что если ты чем-то отличаешься от того, что делают все остальные, то к тебе тоже будут относиться по-другому. Это наблюдение очень помогло мне, потому что, с одной стороны, ты учишься наблюдать за окружающими, чтобы знать, что нужно делать, чтобы «выжить». А с другой стороны, ты учишься играть в игры, чтобы по-прежнему получать желаемое.

В какой-то момент ты спрашиваешь себя, действительно ли ты всегда хочешь «играть», чтобы получить то, что на самом деле следует принимать как должное, а именно, право быть самим собой. Элементарный вопрос, который сопровождал меня всю молодость. Затем я начал писать в социальных сетях рассказы о том, что я пережил и чего бы я хотел достичь. Я быстро заметил, что привлекаю интерес многих людей. Это дало мне ощущение успеха и дало мотивацию продолжать дальше. Мой блог становился все более и более успешным, пока меня даже не стали приглашать на публичные мероприятия.

Когда ты решил использовать свой успех, чтобы привлечь внимание к квир-сообществу?
Я заметил, что мы живем в двух пузырях. Один пузырь супертолерантный и эмпатичный. Другой пузырь не хочет ничего об этом слышать. Я считаю, что важно не превратиться в общество с двумя пузырями и продолжать подвергаться дискриминации.

Какая польза от успеха, если людям не легче делать то, что я достигаю? Если я ничего не улучшаю в мире, то все это ничего не стоит. Да, нужно говорить якобы «странные вещи» об одном и том же, рискуя прослыть фриком, но постоянно напоминать людям, что эта тема по-прежнему актуальна. Очень важно наладить диалог между двумя социальными пузырями. Вот задача, решению которой я посвящаю все свое время.

Ты вырос в деревне, а теперь живешь в городе. Есть ли разница в степени толерантности между городом и деревней?
Например, когда я публикую пост в Instagram после посещения детского сада, я получаю тысячи гомофобных и трансфобных комментариев. Если вы их прочитаете, вы на самом деле подумаете, что это люди, которые живут где-то в глубинке и не часто соприкасаются с разнообразием. Но это неправда. Потому что среди них есть немало молодых людей моего возраста, которые живут в Берлине-Митте и до сих пор придерживаются старых стереотипов.

Многие пребывают в иллюзии, что нетерпимость и ненависть, конечно, есть, но где-то далеко от нас. На самом деле нетерпимость и ненависть проявляют те же самые люди, с которыми мы ходим по магазинам или вместе едем в поезде. Нет какой-то границы между регионами, где гомофобия заканчивается или начинается. Поэтому важно, чтобы нетерпимые люди не только заметили, что с их образом мысли что-то не в порядке, но и что они на самом деле действуют против закона.

Нетерпимые люди должны понимать, что на самом деле действуют против закона

Риккардо Симонетти

Что ты почувствовал, когда Европарламент предложил тебе должность спецпредставителя LGBTQ?
Решение стать послом LGBTQ в ЕС было непростым. Мне было интересно понять, не усложню ли я всю ситуацию. Прошло некоторое время, прежде чем я принял почетную должность. Но если я могу внести свой вклад в то, чтобы тема LGBTQ все больше находила отклик в обществе, если я могу показать людям, как к этому относятся в других странах, то я чувствую себя обязанным это сделать. Потому что я знаю, что не у каждого человека есть такие возможности, которые есть у меня сегодня. И, конечно же, это большая честь.

Изменилось ли отношение немецкого общества к квир-сообществу за последние годы?
Мы упустили момент, когда отношение к квир-сообществу стало массовым. В начале 1990-х Курт Кобейн в платье заявил, что он феминист. Но говорили-то о нем как о рок-звезде! Жизнь простых квир-людей с улицы в результате не изменилась, потому что общество не прислушивалось к ним по-настоящему.

30 лет спустя рэпер Кид Кади надевает платье, ему аплодируют. И что? Опять же никто не задает вопрос, изменит ли это как-то реальность, в которой живут квир-люди! Ситуация повторяется снова и снова, но люди все время упускают возможность слушать и понимать, о чем идет речь.

Наша работа заключается в том, чтобы история не повторялась и хотя бы что-то стало мейнстримом.

Знакомьтесь с интересными личностями и получайте информацию о кампании на нашем канале в Instagram.

© www.deutschland.de

You would like to receive regular information about Germany? Subscribe here: