Охрана границ в пустыне

Ежедневные патрули, огромные расстояния, проживание в контейнерах: о буднях наблюдательной миссии ООН в Западной Сахаре.

Капитан Тобиас Радон во время своей миссии в Западной Сахаре
Капитан Тобиас Радон во время своей миссии в Западной Сахаре Lukas Gruber

Капитан Тобиас Радон был размещён шесть месяцев в небольшом городке Агванит в Западной Сахаре. Будучи членом наблюдательной миссии ООН МООНРЗС, он в ходе конфликта в Западной Сахаре следил за демаркационной линией в регионе, на который претендуют как Марокко, так и Народный фронт освобождения ПОЛИСАРИО.

Господин Радон, Вы были размещены в наружном посту, как там всё выглядит?

Люди живут в контейнерах в опорном посту. Их девять штук, и они тянутся вдоль «бермы». Это пустынный вал длиной в тысячу километров, разделяющий стороны конфликта друг от друга. Каждый опорный пост наблюдает за одним регионом вдоль вала. Там мы жили с примерно дюжиной военных наблюдателей. Каждый проживает в контейнере. В добавление к этому есть ещё совместные контейнеры для трапез и офисов.

Это достаточно далеко от всего ...

Самый ближний опорный пост находится в 160 километрах. Добраться туда можно только по пустынному песку. До штаб-квартиры нужно ехать 16 часов на машине. Один раз в неделю вертолёт привозит питьевую воду. Каждые четыре-шесть недель приезжает грузовик с дизелем. Все запасные части, каждый винт нужно специально заказывать.

Мы – глаза на территории, создающие основу для того, чтобы посредники могли делать свою работу.

Капитан Тобиас Радон о наблюдательной миссии ООН МООНРЗС

Как выглядит работа военного наблюдателя?

Ежедневно мы группами совершаем вылазки – по четыре солдата, всегда на двух джипах для того, чтобы помочь другим, если те где-нибудь застрянут. Маршрут определяется по навигации GPS, и покидать его нельзя, так как территория сильно заминирована.

Застряли в пустынном песке – шоссейных дорог нет.
Застряли в пустынном песке – шоссейных дорог нет. Tobias Radon

И Вы проверяете, всё ли спокойно?

Мы контролируем соблюдение трёх военных соглашений, заключённых Марокко и Полисарио с ООН. Обе стороны придерживаются их, ситуация на данный момент стабильна.

Возможно, слишком спокойна? Миссия существует с 1991 года, урегулирование конфликта пока не намечается.

Операция состоит из гражданско-политической и военной составляющих. Мы – глаза на территории, создающие основу для того, чтобы посредники могли делать свою работу. С нашей точки зрения операция успешна.

Что было самой крупной опасностью для Вас в ходе МООНРЗС?

Мины и змеи. И тех, и других много.

Жизнь в пустыне не однообразна?

Мы много занимались спортом с товарищами. Можно играть в пляжный волейбол или рассказывать друг другу о странах своего происхождения. Для меня это время было интересным и положительным.

Патруль делает перерыв.
Патруль делает перерыв. Tobias Radon

Интервью: Фридерике Бауэр

© www.deutschland.de