«Нас касается каждый кризис»

Германия принимает активное участие в кризисных регионах. Вместе с тем о вопросах, находящихся в центре внимания, рассказывает Эккехард Брозе, уполномоченное лицо по гражданскому предотвращению кризисов и стабилизации в Министерстве иностранных дел Германии.

Эккехард Брозе на Конференции доноров для Ирака
Эккехард Брозе на Конференции доноров для Ирака dpa

Господин Брозе, какие задачи стоят перед Вами в Вашей сфере деятельности?

Внешняя политика должна сегодня выходить за рамки того, что раньше, возможно, называлось «классической» дипломатией. Активное участие Германии в Афганистане нам уже сразу показало, что мы должны подкреплять нашу политическую работу конкретными проектами в стране. Мы называем это «внешней политикой с применением средств».

Но Вы при этом не имеете в виду гуманитарную помощь, верно?

Нет, гуманитарная помощь вот уже почти на протяжении 50 лет постоянно входит в список задач Министерства иностранных дел в кризисных регионах. Относительным новшеством является то, что мы работаем непосредственно в кризисных регионах и с помощью стабилизирующей проектной работы, например, через посредничество, поддержку реформ сектора безопасности или продвижение структур правового государства. Для этого мы в 2015 году скомпоновали компетенции и создали новый отдел в Министерстве иностранных дел.

Эккехард Брозе
Эккехард Брозе, уполномоченное лицо по гражданскому предотвращению кризисов и стабилизации в Министерстве иностранных дел
Auswärtiges Amt

В том числе и в качестве реакции на кризис в Сирии и большое количество беженцев в Германии?

Было бы неверным сводить наш подход только к сокращению причин бегства. Возможно, что главным заключением событий 2015 года является то, что в глобализированном мире нас касается каждый кризис. Наша судьба многосторонним образом связана с остальным миром, с точки зрения таких транснациональных угроз как терроризма или природных происшествий, в экономическом, культурном и политическом измерении.

В конце концов нужно возлагать на себя ещё большую ответственность чем раньше за наводящие порядок структуры в мире. Это может удастся только с помощью структурированного, многостороннего подхода.

А возможно ли вообще так чётко провести разграничительную линию между гуманитарной помощью и стабилизацией?

В принципе, да. Гуманитарная помощь следует потребностям, например, нехватке пищи или воды. Стратегические политические соображения в этой фазе не играют практически никакой роли, главным приоритетом является спасение людей. Стабилизация, напротив, всегда следует политическим критериям, например вопросу: Как можно помочь законному правительству в стране, разрушенной в результате военных действий, и в которой существует терроистическая угроза, восстановить свои силы и авторитет.

Вы сами столкнулись с подобной ситуацией в Ираке, где работали послом с 2014 по 2016 год.

Ирак и на самом деле является показательным примером для стабилизационной политики в вышеупомянутом смысле. После освобождения территорий из-под контроля ИГ необходимо было вселить в людей уверенность в том, что они вновь находятся в своих квартирах в безопасности, и что они могут без страха посещать общественные места. Пример с Ираком показал, насколько важно, например, в первую очередь очистить город, за который некогда велись бои, от мин, прежде чем вообще начинать размышлять о дальнейших стабилизирующих мерах политики развития. Такую же центральную роль играет и присутствие местной полиции для обеспечения чувства безопасности и доверия. Поэтому мы в Министерстве иностранных дел поддерживаем программы по разминированию и укреплению полиции и в Ираке, и во многих других регионах мира. Теперь уже более четырёх из шести миллионов внутренне перемещённых лиц в Ираке вернулись вновь в свои родные места. Это – значительное достижение.

Ещё одной относительно новой сферой деятельности является тема климата и безопасности. Идёт ли тут речь об эффектах изменения климата?

Да, конкретно речь идёт о соединении эффектов изменения климата с нашей работой в области гуманитарной помощи и стабилизации. Хорошим примером для этого является бассейн озера Чад в Западной Африке, один из самых кризисных регионов мира. Изменение климата действует в данном случае как дополнительный фактор усиления конфликтов. Мы считаем это нашей задачей, с помощью сотрудничества с местными партнёрами, как можно лучше понять такие взаимосвязи, учитывая их в стабилизационной политике. В этом смысле Германия будет использовать и своё членство в Совете Безопасности ООН.

Интервью: Клаус Любер

Эккехард Брозе является уполномоченным лицом по гражданскому предотвращению кризисов и стабилизации в Министерстве иностранных дел Германии. Под хэштегом @AA_stabilisiert он информирует на Твиттере об актуальных проектах Министерства иностранных дел в области предотвращения кризисов, стабилизации, послекризисного наблюдения и гуманитарной помощи.

© www.deutschland.de

You would like to receive regular information about Germany? Subscribe here: