«New Work – это больше, чем новая мебель в старом офисе»

Идеолог движения New Work Маркус Фет рассказывает в интервью о драйверах развития и реальном значении нового движения

Маркус Фет приветствует трансформацию мира труда.
Маркус Фет приветствует трансформацию мира труда. Stefan Fuchs

Термин «New Work» восходит к социальному философу Фритьофу Бергманну, который еще в 80-е годы XX века хотел разработать контрмодель одновременно социализму и капитализму. Маркус Фет считается одним из ведущих деятелей движения «Новая работа» в Германии. Он является автором Хартии новой работы и читает лекции по новой работе и организационному развитию в Техническом университете Нюрнберга.

Г-н Фет, «Новая работа» – это мегатенденция. Что значит это выражение?
New Work связан с реализацией пяти рабочих принципов: свобода, личная ответственность, значимая работа, развитие и социальная ответственность. Эти принципы основаны на «трех аспектах»: цифровизация, демократизация и децентрализация. Но не следует забывать, что «Новая работа» изначально была социальной утопией. Недостаточно понимать этот тренд только в смысле организационного развития. Людям нужна работа, которую они «очень-очень хотят», которая соответствует их сильным сторонам и потребностям. Только в этом случае «Новая работа» будет работать в организации.

Новая работа – это обозначение широкого спектра явлений. Насколько часто встречается «новая работа» в Германии?
Интересно, что термин «новая работа» стал заметным явлением именно в немецкоязычных странах. Например, основная работа Фритьофа Бергманна была переведена с немецкого оригинала на английский только в 2019 году. Другие страны, такие как Нидерланды или Дания, также реализуют ультрасовременные концепции, но эксплицитно не называют это «New Work». В самой Германии мы видим разумные подходы к ведению бизнеса. Это касается как крупных немецких почтовых компаний, так и предприятий малого и среднего бизнеса, вплоть до кустарных предприятий, которые пытаются внедрить пять новых принципов работы. В целом, мы все еще находимся в начале, конечно, если считать, что New Work – это нечто большее, чем просто «работа на удаленке» или новая мебель в старом офисе.

Центральным моментом, по-видимому, является вопрос о смысле деятельности. В частности, молодые люди хотят больше, чем просто зарабатывать деньги. Как это выглядит с точки зрения компаний?
Я думаю, что мы переоцениваем мотивы молодых людей к ведению более осмысленного образа жизни. Большинство из них очень прагматичны и, как и предыдущие поколения, больше всего хотят зарабатывать хорошие деньги, иметь надежную работу и правильный баланс между работой и личной жизнью. К таким результатам пришло, например, молодежное исследование Shell от 2019 года. Да, такие вещи, как защита климата и ценность для заинтересованных сторон, становятся все более значимыми, но движение Friday for Future не может репрезентировать целое поколение. Это, в частности, хорошо показали федеральные выборы, на которых СвДП вместе с зелеными стали самой сильной силой среди впервые проголосовавших.

Сейчас много говорят о таких концептах, как «remote» и «purpose», о свободе и смысле, что мало применимо к тем же рабочим на текстильных фабриках в Бангладеш. Не получается ли так, что новая работа возможна только для западных работников умственного труда?
Такие принципы, как свобода и личная ответственность, универсальны. В 1980-х годах основатель New Work Фритьоф Бергманн первым начал работать с безработными и молодыми людьми, совершившими уголовные преступления. Вот почему фабричный рабочий в Бангладеш, конечно, тоже нуждается в новой работе. И мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы вывести New Work из нашего ограниченного офисного пузыря. Прежде всего, New Work – это не организационное развитие, а программа по гуманизации мира труда. И это должно происходить везде.

© www.deutschland.de

You would like to receive regular information about Germany? Subscribe here: